ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ РАЗВИТИЯ НАУКИ РАН
На главнуюПочтаIn English
ИПРАН РАН
Электронная библиотека
Словарь Глоссарий статистических терминов

Экспресс-цифра

->19.11.2019
Квалификационный уровень исследователей, работающих в академических организациях, является довольно высоким. Численность докторов наук...
->21.10.2019
Удельный вес численности персонала академических организаций составил в 2017 г. 17,3% от общей численности персонала...



Электронное издание Наука за рубежом

Яндекс.Метрика


Медиа-проекты Института проблем развития науки РАН
Science-TV Facebook Facebook

Анализ инновационной деятельности РАН

Г. А. Месяц, вице-президент Российской Академии наук, академик

С. М. Алдошин, Председатель научного центра РАН в г. Черноголовке, академик

В. М. Бузник, Директор Инновационно-технологического центра РАН, академик

В. В. Иванов, д. э. н., начальник научно-организационного управления РАН

В статье дается анализ состояния и проблем инновационной деятельности в Российской академии наук. Обсуждены факторы, сдерживающие эффективность инновационной деятельности в академических организациях, и обозначены возможные пути решения проблем.

Опыт мирового сообщества убедительно показал, что государства могут достигнуть экономического и социального развития лишь на инновационном пути. Достаточно отметить, что ведущая семерка экономически развитых государств — это страны, передовые в научно-техническом отношении, впечатляет и успех азиатских стран, вставших на путь инновационного развития. Поэтому естественен и разумен выбор инновационного подхода в качестве основного в экономическом развитии России. Разумеется, что Российская академия наук (РАН), являясь крупнейшей в стране научной организацией, должна принимать участие в инновационном процессе.

До настоящего времени в России отсутствует законодательно закрепленный понятийный аппарат инновационной деятельности, что является существенным препятствием для ее активизации и развития. Проблема формирования понятийного аппарата инновационной деятельности, определение сущности инновации и классификация инноваций не решена. В литературе известно более двадцати определений термина “инновации”, имеющих существенные различия [1]. Неотработанность понятийного аппарата и, прежде всего, понятия самого термина “инновации” послужила причиной отклонения Президентом России В. В. Путиным проекта Федерального закона “Об инновационной деятельности и о государственной инновационной политике”. В проекте предлагалось следующее определение [2]: “... инновационная деятельность — выполнение работ и (или) оказание услуг по созданию, освоению в производстве и (или) практическому применению новой или усовершенствованной продукции, нового или усовершенствованного технологического процесса”.

Отметим, что создание нового продукта, технологии входит в понятие инновационной деятельности наряду с освоением в производстве. Тогда как в общепринятом пользовании зачастую подразумевается лишь вторая часть, связанная с освоением нового продукта и технологии. Так, например, в “Концепции инновационной политики Российской Федерации на 1998-2000 годы” инновация (нововведение) определялась как “...конечный результат инновационной деятельности, получивший реализацию в виде нового или усовершенствованного продукта, реализуемого на рынке, нового или усовершенствованного технологического процесса, используемого в практической деятельности”. Определение подчеркивает тот факт, что продукт должен быть реализован на рынке — быть ликвидным. Такому подходу противопоставляется другой, согласно которому инновация есть процесс. По-видимому, справедливы оба понятия, и в зависимости от ситуации инновации могут рассматриваться и как процесс, и как законченное действие.

Если рассматривать исторический аспект появления термина, то он был введен австрийским экономистом И. Шумпетером. Термин учитывал пять основных типов изменений (инноваций), в которых в явном виде не присутствовала научно-техническая деятельность: использование новой техники, новых технологических процессов; нового рыночного обеспечения производства; внедрение продукции с новыми свойствами; использование нового сырья; изменение в организации производства; появление новых рынков сбыта. Во второй половине XX века инновации рассматривались преимущественно с точки зрения развития науки и технологий. Так, действующие до настоящего времени рекомендации ОЭСР разработаны и применяются исключительно для технологических инноваций. К началу текущего столетия инновационные технологии распространяются не только на сферу науки, технологий и производство, но и на медицину, образование, культуру, управление и другие направления социального развития. Сами же инновации рассматриваются как основа экономики знаний [3, 4]. Если принять эту позицию, то определение инновации будет выглядеть следующим образом: процесс, завершающийся внедрением новшества, обеспечивающего получение положительного экономического, социального или научно-технического эффекта, а также повышение качества жизни населения.

Должна ли РАН заниматься инновационной деятельностью?

Должна ли Академия наук заниматься инновациями или может сосредоточиться только на фундаментальных исследованиях? Вопрос не риторический, поскольку и в самой академии, и вне ее имеются разные точки зрения. В настоящее время существуют несколько доводов в пользу того, что должна, при этом в направлении не только создания основ инновационной деятельности, но и освоения в практике новых продуктов, услуг, технологий.

Уставными документами Академии всегда отмечалась обязательность работ, нацеленных на практическую пользу. Так, в поправках к Уставу РАН (от 16 мая 2002 г.) записано: “Предметом деятельности и основными задачами РАН являются... расширение связей между наукой и производством, участие в инновационной деятельности, в реализации достижений науки и техники, содействие развитию наукоемких отраслей экономики России”.

В прошлом государство было единственным заказчиком, владельцем и потребителем полученных результатов исследований, оно же их оплачивало. Ныне государство не ведет финансирование академической науки в требуемых объемах из-за отсутствия средств, как утверждают власти. Требуется поиск дополнительных источников, которыми в рыночной экономике могут быть промышленность, бизнес, частные инвесторы, однако все они хотели бы иметь прибыль, а возврат вложений в фундаментальные исследования происходит через длительное время. Естественно, что академические организации должны представлять часть результатов своей деятельности в форме товарных продуктов, за которые рынок готов заплатить.

За последние десятилетия сильно ослабла отечественная отраслевая наука, проводившая трансфер технологий по существовавшей инновационной схеме: академический институт — отраслевой институт — производство. Ныне она не может исполнять свои функции, поэтому РАН как наиболее сохранившаяся научная структура вынуждена в авральных для страны условиях взять на себя доведение разработок до законченного вида. Без этого невозможна практическая реализация академических разработок, и они будут обречены остаться на полках институтов.

Занятие инновационной деятельностью ориентирует сотрудников на проведение исследований, имеющих перспективу практического применения, поскольку во многих случаях инновации инициируются потребностями рынка. Инновационная деятельность в мягкой форме адаптирует ментальность исследователей к рыночным ориентирам, исследователь приучается вести целевые исследования с конкретным итоговым результатом.

Ограничение финансирования только фазой фундаментальных исследований приведет к снижению стоимости передаваемых знаний и осложнит восприятие их субъектами экономики, следовательно, поддержка инновационной деятельности в стенах академии повысит экономическую эффективность реализуемого институтами продукта.

Инновационный путь провозглашается основой развития страны и поэтому для власти и общественности (налогоплательщиков) будет непонятным отстранение академии от занятия инновациями в той форме, какой их видит общественность, — освоение новых научных результатов в практическом применении.

Вовлеченность РАН в процесс перехода экономики на инновационный путь развития означает выработку и реализацию механизмов максимально быстрого переноса созданных фундаментальных знаний в основные сферы деятельности общества, в первую очередь экономику, образование, здравоохранение.

Отметим, что академия должна не только реализовывать конкретные научно-технические разработки институтов естественно научного профиля, но и принимать активное участие в формировании государственной инновационной политики. Ведущими учеными экономистами РАН [5, 6] проведены исследования и анализ практики развития инновационных процессов за рубежом. Институтами РАН подготавливались многие предложения по формированию государственной инновационной политики, включая такие ее составляющие, как научно-техническая, образовательная и промышленная политика. К сожалению, эти разработки далеко не всегда были востребованы для принятия государственных решений в этой области.

В свете критики академии в слабом занятии инновационной деятельностью нелишне рассмотреть вопрос: а занималась и занимается ли РАН инновациями? Следует напомнить, что при активном участии академии были начаты исследования и разработки в области атомной физики, которые вылились в создание атомной энергетики и ядерного вооружения. Развитие отечественной космонавтики было бы невозможно без труда ученых академии. Многие фундаментальные исследования, проведенные в стенах академии, были доведены до практических результатов и оказали принципиальное влияние на развитие общества — лазерные технологии, мобильная телефония и др.

Если придерживаться определения, предлагавшегося в проекте закона [2], то в понятие инновация вполне вписывается основная деятельность РАН — создание новых знаний, являющихся источником новых продуктов и технологий. Очевидно, что для построения экономики знаний фундаментальные исследования должны рассматриваться как неотъемлемая часть инновационного процесса и национальной инновационной системы.

Если учесть вторую часть определения — освоение нового, то и в этом случае РАН вела и ведет активную деятельность. Достаточно отметить, что хоздоговорные исследования институтов РАН, проводимые за средства заказчика, приносят дополнительные средства, соизмеримые с бюджетным финансированием. В составе академии имелись и имеются опытные заводы, которые производят уникальное научное оборудование и материалы, которые не могут быть созданы серийной промышленностью. Ряд институтов располагает опытными и экспериментальными производственными мощностями, и их продукция ликвидна.

Высказываются упреки в адрес РАН о малом количестве академических разработок на рынке, но при этом не учитывается мировой опыт реализации разработок — только 5% из них имеют коммерческий успех. Надо иметь в виду и тот факт, что революционные разработки, как правило, проистекающие из прорывных фундаментальных исследований, могут быть неиспользованными из-за конкурентного противодействия сторонников уже существующих продуктов и технологий.

Формы финансирования и инновационной деятельности в стенах РАН разнообразны: гранты, получаемые на исследования из внебюджетных источников; отмеченные хоздоговорные исследования; продажа лицензий на интеллектуальную собственность; производство ликвидных высокотехнологичных продуктов и услуг; организация совместных и отпочковавшихся малых инновационных предприятий (МИП); стратегическое партнерство в совместном производстве.

Причины, ослабляющие инновационную деятельность академических институтов, носят организационно-юридический, психологический, профессиональный и экономический характер. При этом нужно выделить внутренние факторы, которые могут быть преодолены самой академией, и внешние, их решение невозможно без участия государства и общества.

Внешним сдерживающим организационным фактором является то, что при всех декларациях со стороны власти о поддержке инновационной деятельности, реальные действия зачастую носят противоположный характер. Достаточно сказать, что сам термин “инновация” считается недопустимым во взаимоотношении с фундаментальными исследованиями, по этой причине инновационные проекты в конкурсах РФФИ теперь именуются как “ориентированные фундаментальные исследования”. Другой пример — запрет со стороны Бюджетного кодекса на внесение институтами учредительских взносов из чистой прибыли за счет внебюджетной деятельности при организации малого инновационного предприятия, создаваемого для реализации разработок института. Реально через казначейство не проходят даже внебюджетные средства, поскольку таковые, согласно п. 4 ст. 254 Бюджетного кодекса РФ, должны быть зачислены на счет федерального бюджета. Последнее противоречит не только здравому смыслу, но и п. 2 ст. 298 Гражданского кодекса. Этот факт резко ограничивает возможности и желания институтов организовывать отпочковавшиеся МИП, поскольку институт теряет возможность участвовать в управлении производством и реализации разработанного им продукта. Рассуждения о создании вокруг академии инновационного пояса в форме малых предприятий становятся пустым разговором. Воистину правая рука, направляющая на инновационную деятельность, не знает, что творит левая, запрещающая по формальным причинам заниматься этой деятельностью.

Внешним фактором, сдерживающим инновационную деятельность, является отсутствие востребованности в научно-технических разработках со стороны государства, бизнеса, промышленности, в первую очередь, из-за малой емкости отечественного рынка в существующей экономической ситуации. Отечественная промышленность долгие годы занималась имущественными вопросами, и ей было не до инноваций. Многие новые хозяева, получившие предприятия как “дар божий”, считают, что технологии и другие инновации должны прийти таким же путем. Основной потребитель высокотехнологичных продуктов — оборонная промышленность — в последние годы не имела значимого государственного заказа, она “конверсировалась”, “самовыживала”, используя старые научные наработки и заделы. Разумеется, в этой ситуации не было потребности в принципиально новых наработках, которые вытекают из фундаментальных исследований. Кроме того, отечественный бизнес и промышленность нередко предпочитают зарубежные разработки, официально ссылаясь на экономическую целесообразность.

Другой внешний, негативный фактор, который будет рассмотрен ниже, — несовершенство законодательства по интеллектуальной собственности.

Основной внутренний сдерживающий фактор заключается в отсутствии общепринятых правил, регламентирующих взаимоотношения по интеллектуальной собственности и распределению доходов в системе “разработчик — институт — производитель”. Действия и формы реализации конкретных инновационных проектов зависят от многих факторов: особенностей института, характера проекта, отношений директора и главного бухгалтера к инновационному процессу, личности разработчика. Разумеется, что во всяком инновационном проекте должна быть индивидуальность, но необходимы и общие правила, которые должны быть культивированы в инновационной деятельности всех научных организаций РАН. Необходимые регулирующие документы разработаны и апробированы в ряде институтов, например, в Институте проблем химической физики РАН и Институте катализа СО РАН.

К внутренним негативным факторам следует добавить слабую мотивацию занятия инновациями в стенах Академии наук как в прошлом, так и в настоящем, а также отсутствие эффективной инфраструктуры, поддерживающей инновационную деятельность исследовательских организаций.

Психологические факторы включают нежелание ряда научных сотрудников, сторонников “чистого фундаментализма”, заниматься прикладной деятельностью и предпочтение занятия модными академическими направлениями в ущерб практической перспективе.

Профессиональным сдерживающим фактором является неумение большинства академических разработчиков организовывать производство и бизнес, продвигать свои разработки в рыночных условиях. Подходы к демонстрации и продвижению результатов в научном сообществе и на рынке резко различаются, и потому ученые, сформировавшиеся в госплановой системе, не обладают соответствующими навыками. Как следствие, перспективные в научно-техническом отношении разработки не подготовлены и плохо представлены в коммерческом плане.

Еще одна причина — отсутствие профессионально подготовленных команд, способных обеспечить реализацию инновационных проектов. Специалисты такого профиля ранее не готовились в университетах, но даже при соответствующем базовом образовании необходим значительный практический опыт “раскрутки” проектов, прежде чем стать профессионалом в области инновационного менеджмента.

В академическом сообществе высказываются разные точки зрения относительно инновационной деятельности, иногда противоположные, и трудно определить общую тенденцию. Советом директоров РАН и Инновационно-технологическим центром РАН был проведен опрос директоров институтов — членов бюро Совета для выяснения их отношения к инновационной деятельности. На вопрос: должна ли Академия наук заниматься инновационной деятельностью, все опрошенные директора дали утвердительный ответ, хотя имелись оговорки об осторожности и осмотрительности при культивировании процесса в академии. Похоже, что ныне не стоит вопрос — заниматься или нет инновационной деятельностью, стоит вопрос — как ею заниматься? Этот факт следует считать знаковым, поскольку несколько лет назад инновационная деятельность в академических кругах считалась спорной, и была сильна точка зрения, что РАН должна заниматься только фундаментальными исследованиями.

По мнению директоров, основными препятствиями для инновационной деятельности являются внешние факторы. В первую очередь, это отсутствие реальных действий со стороны государства, поддерживающих и мотивирующих инновационную деятельность (около 60% респондентов). Второй тормозящий фактор — отсутствие потребности отечественных инноваций со стороны российского рынка (47%). Менее значим, с точки зрения опрошенных, вопрос инвестиций. Его как тормозящий фактор отметили около 30% респондентов.

Среди внутренних факторов наиболее значимым является отсутствие нормативной базы (правил) для легитимной инновационной деятельности в институтах РАН (41%). Таким же показателем отмечена низкая готовность научных работников участвовать в инновационных процессах. 29% опрошенных отмечают отсутствие специалистов по инновационному менеджменту и слабую инновационную инфраструктуру РАН. Респонденты высказали точку зрения, что в институтах достаточное количество научно-технических разработок — лишь 7% посчитали их отсутствие сдерживающим фактором. Следует отметить, что среди потенциальных инвесторов инновационных разработок позиция противоположная — отмечен недостаток рыночно выгодных инновационных проектов, в которые можно вложить инвестиции. Расхождение взглядов может быть связано с недостаточной осведомленностью инвесторов о имеющихся в институтах научно-технических разработках, с другой стороны, возможна завышенная оценка разработок со стороны директоров и незнание разработчиками потребностей рынка.

Необходимость в инновационной деятельности — объективный фактор, поэтому в институтах ведется соответствующая работа как элемент выживания, а иногда и развития. Для нынешнего состояния инновационной деятельности институтов характерны стихийность; разнообразие форм; отсутствие унифицированных правил ведения инновационной деятельности; разброс по инновационной активности и “про-двинутости” институтов в этом направлении. В ряде институтов имеются структурные подразделения в той или иной организационной форме, которые заняты инновационным продвижением научно-технических разработок.

При Академии наук создан ряд инновационных структур в форме юридических лиц, нацеленных на поддержку инновационной деятельности в научных организациях РАН. Так, в соответствии с постановлениями Президиума РАН организованы инновационно-технологические центры: ИТЦ “Рост кристаллов и их применение в новых технологиях”, ИТЦ “Академический” в Екатеринбурге, ИТЦ “Биологически активные соединения и их применение”, ИТЦ в Научном центре РАН в г. Черноголовке, Автономная некоммерческая организация “Инновации РАН”, ИТЦ РАН “Новые технологии и материалы”, Инновационный центр ИБРАЭ РАН. По инициативе и при поддержке Министерства промышленности и науки РФ в 2003 г. созданы Центры трансфера технологий в Сибирском отделении РАН, в Научном центре РАН в г. Черноголовке, в Институте металлургии УрО РАН. Деятельность этих элементов инновационной структуры, бесспорно, важна и полезна, но она носит разрозненный и локальный характер по отдельным центрам или научным направлениям. По этой причине Совет РАН по координации деятельности региональных отделений и региональных научных центров РАН рекомендовал инновационным центрам РАН различной организационно-правовой формы создать Ассоциацию инновационных структур РАН. Основная цель ассоциации — проведение согласованной политики в области инновационной деятельности. Задачами ассоциации являются обмен опытом; культивирование унифицированных правил; содействие созданию академического инновационного пространства; содействие положительному инновационному имиджу РАН; информационное обеспечение инновационных структур; содействие обучению инновационной деятельности; лоббирование интересов членов ассоциации.

Поскольку основным продуктом академических институтов являются новые знания, то их инновационная реализация связана с интеллектуальной собственностью. На данный момент законодательно не решен вопрос о закреплении за исполнителями прав на результаты научно-технической деятельности (РНТД), полученные за счет средств госбюджета. Не отработана процедура вовлечения объектов интеллектуальной собственности (ОИС) в хозяйственный оборот. Государство не берет на себя обязательства выделять целевые госбюджетные средства для финансирования доведения фундаментальных разработок, перспективных для практического применения, до законченного вида.

Наиболее распространенной формой защиты интеллектуальной собственности является патент. Функции и предназначения патента многогранны, в первую очередь, он отображает принципиальную возможность применения РНТД, подтвержденную компетентной государственной службой. Без патента сильно осложнена лицензионная продажа изобретения, трудно организовать и обеспечить функционирование производства нового продукта, а также продвигать его на рынке, Патент является сильным аргументом в получении инвестиций, а также имеет наукометрическое значение, позволяющее оценить практическую нацеленность фундаментальных исследований.

Общее число патентов, поддерживаемых институтами РАН, по данным Роспатента, порядка трех тысяч, а число ежегодно получаемых патентов порядка 500. Этот количество может показаться малым, но, как показывает американская практика, до 80% получателей патентов — корпорации, показатель университетов и других научных организаций существенно меньше, по-видимому, эта тенденция характерна для всего мира.

Анализ данных Роспатента показывает невысокий уровень организаций основных научных центров (Москва, Санкт-Петербург). Объяснений этому несколько. Многие патенты на научно-технические разработки, выполненные в академических институтах, оформляются на сторонние организации или частные лица. В центре больше возможностей заработать деньги другим способом, нежели внедрять научные разработки, и потому ослаблена мотивация к получению патентов. Исследования, проводимые при финансировании зарубежными организациями, а они наиболее распространены в столице, ограничивают возможность патентования результатов институтами.

Среди лидеров доминируют институты химического и горного профиля, при этом высокими показателями выделяются организации, работающие в области катализа, химических технологий и химии нефти.

Следует отметить другую особенность, проявившуюся при анализе патентных показателей Сибирского отделения РАН [7]: конструкторско-технологические институты (КТИ) — организации, которые должны активно работать в области инноваций, имеют малое количество патентов. Объяснение состоит в том, что патентуемые разработки зачастую являются продуктом совместной деятельности по договорам со сторонними организациями-заказчиками, а потому результаты патентуются заказчиком. С другой стороны, в КТИ патентуются лишь те разработки, которые наверняка могут быть введены в хозяйственный оборот, тогда как исследовательские институты стараются патентовать все разработки, включая проекты с отдаленной и неясной перспективой.

Причины, сдерживающие патентную деятельность в институтах РАН, разносторонние. Психологические факторы заключаются в низком стремлении исследователей к получению патентов, что связано с общей низкой патентной культурой в стране. Долгое время права на интеллектуальную собственность принадлежали государству, и авторы не привыкли чувствовать разработки “своими”. Среди сотрудников РАН распространено убеждение, что патентуемые результаты, скорее, относятся к прикладным работам, как следствие, выработалось устойчивое отношение к патентам как к объектам второстепенной деятельности. В академическом сообществе “более читаемые и более почитаемые” — научные статьи: рейтинг научного сотрудника, института более зависит от статейных публикаций, а не от патентов. В существовавшей долгие годы системе автор изобретения (патента) мог претендовать лишь на символическое материальное поощрение, невозможно было использовать патент в качестве источника серьезного финансового дохода, а потому экономическая мотивация исключалась. Патенты не являются основными показателями результативности в отчетах по научной деятельности институтов и отдельных сотрудников, следовательно, отсутствует организационная мотивация патентования результатов исследования и проведения соответствующего учета. Дополнительной сдерживающей причиной являются расходы на получение и поддержку патентов, особую сложность вызывает зарубежное патентование. Кроме того, патенты требуют определенного времени и дополнительных действий со стороны как разработчика, так и служб института. Согласно существующему законодательству, полученный институтом патент должен быть поставлен на учет в форме нематериальных активов, чего не надо делать с научными статьями, а это вызывает дополнительные хлопоты. У сотрудников и администрации имеется (и не без оснований) опасения, что нематериальные активы могут привести к необходимости уплаты налогов. Анализ показывает, что даже в успешных институтах отсутствует должный унифицированный учет данных по патентным и особенно по инновационным показателям, а во многих академических институтах отсутствуют специальные патентные подразделения. Еще один тормозящий фактор — устойчивое мнение исследователей, что патент не может обеспечить требуемую защиту, но может выдать технологические секреты.

Нет единого способа повышения патентной активности в академических организациях, и необходим комплекс мер, вытекающий из отмеченных сдерживающих факторов. Одна из них — создание мотивации для патентования, для этого патенты должны войти в рейтинговые показатели деятельности институтов и сотрудников. Эта мера будет способствовать заинтересованности институтов в учете патентов и уменьшит патентование разработок на стороне.

В разнообразии форм инновационной деятельности в РАН имеет место собственное производство высокотехнологичного продукта в стенах организации, где он был разработан. Логически такая форма естественна — автор, институт максимально компетентны в возможностях разработки, они же являются наиболее последовательными и заинтересованными сторонниками “постановки своего дитя (разработки) на ноги”. В случае успеха все материальные и моральные дивиденды принадлежат институту. Достоинством для института является и то, что разработчик, разработка не отрываются от alma mater. Для определенного типа разработок форма может оказаться эффективной, как правило, это относится к производству продукта, не требующего привлечения больших материальных затрат. С другой стороны, продукт должен быть наукоемким, что обеспечит его уникальность в функциональном и ценовом отношениях. К позитивам собственного производства следует отнести тот факт, что институт производит продукт, нужный обществу, налогоплательщику, что содействует росту его инновационного имиджа. Производственная деятельность приносит дополнительное финансирование, притом получаемые деньги не расписаны по статьям и потому особо ценны. Высокотехнологичное производство создает дополнительные рабочие места и приработок научным сотрудникам, оставляя специалистов в сфере науки и высоких технологий.

Собственное производство имеет и ограничения: далеко не всякая разработка может быть реализована в стенах научного института по технологическим, организационным и экономическим соображениям. У института отсутствует опыт организации и ведения производства, тем более, продвижения продукта на рынок, кроме того, на него должна лечь организационная, материальная нагрузки и полный риск по реализации проекта. К негативным факторам следует отнести отвлечение научных сотрудников от фундаментальных исследований, а также тот факт, что при отсутствии четко определенных правил взаимодействия возможно несанкционированное использование ресурсов институтов. Следует отметить и возможность психологического, имущественного расслоения коллектива института в результате инновационной деятельности. Потребность повседневного занятия производством может повлечь смену ментальности работника — от исследовательской к производственно-коммерческой, что может привести его к внутренним и внешним конфликтам.

Устранение отмеченных негативов может быть достигнуто организацией отпочковавшихся малых инновационных предприятий (МИП), которые могут стать основой инновационного пояса РАН. Создание инновационных предприятий с участием в качестве акционеров института разработчиков и инвестора позволит соблюсти баланс интересов всех участников, необходимый для мотивации и дальнейшего активного участия в процессе коммерциализации. При этом институт может оставить за собой контрольные функции за процессом коммерциализации и дальнейшим развитием разработки. Разумеется, этот путь не является альтернативой взаимодействию академических структур с промышленностью, поскольку далеко не всякая разработка может быть реализована в рамках малой структуры. При всех положительных сторонах этого подхода имеется негатив, состоящий в том, что, став самостоятельной организацией, МИП не всегда старается исполнять свои обязательства перед институтом.

Фактором, сдерживающими создание МИП, является законодательная неурегулированность внесения в уставный капитал предприятий финансов, имущества и объектов интеллектуальной собственности организаций РАН и распределения интеллектуальной собственности. Для этого необходимо законодательно определить механизм использования или передачи МИП объектов интеллектуальной собственности, льготной аренды или передачи свободных площадей и оборудования, принадлежащих институтам РАН на правах оперативного управления.

Организационным и финансовым мотиватором к созданию МИП при участии академических институтов или их сотрудников может стать программа СТАРТ, проводимая Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. Показатели РАН в программе “СТАРТ-2004”, по данным Фонда, таковы: подано более 350 проектов (12,8% от общего числа), из них около ста стали победителями (18,9%). Уступая университетам и коммерческим организациям по числу заявок, академические институты явно превосходят все другие группы заявителей по эффективности: отношение числа проектов победителей к числу заявок — 0,3 при общем показателе менее 0,2. Из этого следует, что разработки академических институтов хорошо проработаны в научно-техническом и коммерческом отношениях. В настоящее время разрабатывается совместный проект РАН и Фонда содействия, в соответствии с которым академия на первом этапе поддержит перспективные разработки из своих средств, а на следующих этапах Фонд содействия будет поддерживать МИП, созданные для инновационной реализации этих разработок.

Цель инновационной инфраструктуры (ИИ) состоит в создании целостной инновационной системы РАН, интегрированной в национальную инновационную систему и обеспечивающую эффективность инновационного использования фундаментальных знаний, для получения дополнительных ресурсов проведения фундаментальных исследований и решения социальных проблем академического научного сообщества. Основная задача ИИ РАН состоит в содействии научным организациям, исследователям по всему перечню вопросов, связанных с коммерциализацией результатов исследований и разработок.

В мировой и отечественной практике известны различные формы инновационных структур: научные инкубаторы, технопарки, центры трансфера технологий, инновационно-технологические центры, технологические кластеры, внедренческо-технологические центры и т. д. Их функции зачастую перекрываются, и трудно выявить поле деятельности структур каждого типа. Инновационная реализация разработок требует взаимодействия с научными работниками, производственниками, бизнесменами, банкирами, представителями власти и общественности, а потому выливается в самые разнообразные формы деятельности. Для структур, относимых к инновационно-технологическим центрам, характерна деятельность, более близкая к технопаркам и инкубаторам — наличие помещения, оборудования, предоставляемого для созданных малых высокотехнологичных фирм. Для академии более важны другие функции — содействие в трансфере научных разработок в ликвидный продукт.

Разумеется, что одна инновационная структура не может перекрыть весь диапазон функций и необходима структурированная система, возможно, многоуровневая. Первый уровень должен осуществляться институтами в рамках специализированного структурного подразделения. Этот уровень — первый по значимости, так как без него инновационная деятельность исключена, хотя бы потому, что институты являются фактическими и юридическими владельцами РНТД. Функциями подразделения могут быть: патентование; управление интеллектуальной собственностью; менеджерское и консалтинговое сопровождение проектов; организация малых инновационных предприятий; маркетинг и продвижение продуктов на рынок; взаимодействие с внешними контрагентами.

Второй уровень реализуется силами специализированных региональных отделений и научных центров. На нем решаются вопросы создания инновационного пояса из малых инновационных предприятий и баз данных по разработкам, портфелей заказов на НИОКР, обучение и консалтинг научных работников, содействие продвижению инновационных продуктов на рынок, содействие в привлечении инвесторов и партнеров.

Третий уровень носит общеакадемический характер. Он связан с разработкой и культивированием унифицированных правил инновационной деятельности; созданием благоприятного организационного и ментального климата для инновационной деятельности; созданием академического инновационного пространства; взаимодействием со сторонними инновационными организациями; содействием инвестированию инновационной деятельности; координацией работы академических инновационных структур; созданием положительного имиджа РАН. Разумеется, что уровни должны тесно взаимодействовать.

Важную роль, особенно на этапе формирования инновационной инфраструктуры РАН и выработки механизмов организации инновационных процессов, будут играть российские и международные конференции и семинары по инновационной тематике, позволяющие максимально быстро впитать и освоить отечественный и мировой опыт.

Одним из элементов национальной инновационной системы Российской Федерации должны стать наукограды, сконцентрировавшие значительный инновационный потенциал. Эффективная деятельность создаваемых наукоградов представляется сомнительной без вовлечения и активного использования хозяйственно-имущественного и земельного комплексов РАН для развития инновационной деятельности. Речь не идет о передаче земельных фондов и социальной инфраструктуры РАН органам местного самоуправления. Простая передача, способная разрушить механизм сложившихся в Научных центрах РАН административно-хозяйственных связей, не приведет к увеличению эффективности использования имущественного потенциала РАН для развития инновационной деятельности. Наоборот, следует усилить роль академических научных центров в будущих наукоградах. Необходимо расширить полномочия Российской академии наук при использовании имущественного и земельного комплексов в наукоградах. Этот вопрос также нуждается в законодательном решении.

В современных условиях успех инновационной деятельности во многом зависит от инновационного обеспечения. Новая научно-техническая разработка требует особого разъяснения и пропаганды по той причине, что создаваемый на ее основе продукт или аналог отсутствует на рынке. Рынок и клиентов необходимо особо тщательно информировать и агитировать, в этой связи возрастает роль выставочной деятельности. В академии имеется положительный опыт — эффективно и постоянно действующий Выставочный центр СО РАН, и его следует распространить на всю академию. Важна пропаганда успехов инновационной деятельности в средствах массовой информации, что необходимо для положительного инновационного имиджа академии в глазах российской и мировой общественности.

Необходимо создание и ведение единого реестра перспективных разработок РАН, их учет и при необходимости мониторинг вовлечения в хозяйственный оборот, это позволит информировать более широкий круг потенциальных партнеров по возможной инновационной деятельности. Эффективность рекламного продвижения разработки может оказаться выше, когда ее ведет инфраструктура академии, а не сам разработчик. Информационная сеть должна быть построена на современной компьютерной основе, обеспечивая широкий охват институтов, разработок, потенциальных партнеров. Для этого необходимо создать инновационный портал РАН в рамках портала академии, позволяющий работать в интерактивном режиме. Такой же реестр необходим для производимых в институтах высокотехнологичных услуг, что способствовало бы их продвижению на рынок.

Другим важным информационным направлением является создание портфеля заказов на НИР и научно-технические разработки со стороны промышленности, бизнеса. Это облегчает институтам ведение поиска заказных работ и нацеливает научных работников на ориентированные исследования.

Как показали данные опроса директоров институтов, один из главных сдерживающих факторов — отсутствие у разработчиков знаний и опыта по инновационной деятельности. В то же время даже в США, стране с наибольшим спросом на научно-технические разработки и наиболее развитой инновационной инфраструктурой, более половины реализованных разработок осуществляется по инициативе и активном участии самих разработчиков. Следовательно, соответствующее обучение — настоятельная необходимость. Традиционные формы обучения (лекции, семинары и т. п.) не находят отклика у большинства научных сотрудников, более удобная форма — самообучение по мере вхождения в инновационный процесс. Для такого обучения необходимо издание научной и научно-методической литературы, при этом важно, чтобы литература была написана практиками, имеющими опыт инновационной деятельности, что, конечно, не подменяет серьезные профессиональные издания в области инноватики.

Большое значение для успешного развития процессов коммерциализации имеет наличие высококвалифицированных специалистов — менеджеров для инновационной деятельности. К сожалению, специалисты такого профиля ранее не выпускались, и необходимо наладить адекватную систему их подготовки. Российской академией наук, Правительством Московской области, Московским государственным университетом им. М. В. Ломоносова и Академией народного хозяйства при Правительстве РФ было принято решение об организации такой подготовки на базе филиала МГУ в г. Черноголовке. Программа получения дополнительной квалификации “Менеджер по управлению инновациями (с указанием области профессиональной деятельности)” направлена на расширение спектра профессиональных возможностей выпускников высших учебных заведений и лиц, имеющих высшее профессиональное образование, за счет овладения стратегией продвижения научных идей до коммерческого продукта. К настоящему моменту разработан проект Государственных требований к минимуму содержания и уровню требований к специалистам данной квалификации, который был рассмотрен и одобрен отделениями УМО по классическому университетскому образованию естественнонаучного и математического профиля и представлен на утверждение в Министерство образования и науки.

Сформулированная Президентом РФ стратегия инновационного развития экономики страны ставит перед РАН ряд задач, решение которых может быть найдено во взаимодействии с базовыми элементами национальной инновационной системы, в первую очередь, Министерством образования и науки: разработка долгосрочного и среднесрочного прогноза развития перспективных для практики фундаментальных исследований; разработка системы критериев выбора приоритетов инновационной политики; разработка межведомственных и региональных программ формирования и развития инновационной инфраструктуры; развитие информационной инфраструктуры поддержки инновационной деятельности и учета научных, научно-технических результатов; участие в координации федеральных, региональных, межведомственных и отраслевых целевых программ, важнейших проектов социально-экономического, научно-технологического и инновационного развития страны, включая ресурсное обеспечение инновационной деятельности.

Однако следует отметить, что возможности РАН в развитии общероссийского инновационного процесса сильно ограничены, тем более, что никто не снимает с нее основной задачи — создания новых фундаментальных знаний, являющихся не только базой для создания инновационных продуктов, технологий, но и основой культуры, мировоззрения общества. Даже мобилизовав все свои возможности и ресурсы, академия не сможет полноценно восполнить ту часть инновационного процесса, которую выполняли институты отраслевой науки и без которой невозможен успех. Инновационная деятельность и инфраструктура РАН должны органически вписываться в национальную инновационную систему.

Литература

  1. Ф. Ф. Бездудный, Г. А. Смирнова, О. Д. Нечаева. Сущность понятия инновация и его классификация./Инновации, 1998, № 2-3.
  2. OECD Proposed Guidelines for Collecting and Interpreting Technological Innovation Data — Oslo Manual, 1997 r.
  3. В. В. Иванов. Национальные инновационные системы: опыт формирования и перспективы развития./Инновации, 2002, № 4, 5.
  4. В. В. Иванов. Национальная инновационная система как основа экономики постиндустриального общества./Инновации, 2004. № 5.
  5. Макаров В. Л. Экономика знании: уроки для России/Вестник РАН. 2003, № 5
  6. Инновационная экономика. 2-е изд., исправленное и дополненное. М., 2004. 325 с.
  7. В. М. Бузник. Патентный портфель СО РАН. // ЭКО, 2004, № 11. С. 98.

Статья опубликована в Журнале об инновационной деятельности "Инновации", 03 (80), апрель, 2005.

Copyright © 2010–2019 ИПРАН РАН.
Все права защищены.

| Об институте | Деятельность | Международное сотрудничество | Публикации | Избранные статьи | Контактная информация |