ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ РАЗВИТИЯ НАУКИ РАН
На главнуюПочтаIn English
ИПРАН РАН
Электронная библиотека
Словарь Глоссарий статистических терминов

Экспресс-цифра

->19.11.2019
Квалификационный уровень исследователей, работающих в академических организациях, является довольно высоким. Численность докторов наук...
->21.10.2019
Удельный вес численности персонала академических организаций составил в 2017 г. 17,3% от общей численности персонала...



Электронное издание Наука за рубежом

Яндекс.Метрика


Медиа-проекты Института проблем развития науки РАН
Science-TV Facebook Facebook

Интеграция науки, образования и промышленности — состояние правового обеспечения и перспективы его развития1

В. П. Фетисов, к. т. н., заместитель начальника Научно-организационного управления РАН

Позитивные изменения отечественной экономики, ориентация ее развития по инновационному пути требуют организации опережающей подготовки кадров, способных участвовать в освоении новейших научно-технологических достижений.

Многолетняя практика дает один из наиболее действенных “рецептов” решения задачи опережающей подготовки высокопрофессиональных кадров для науки, образования и производства на базе научно-образовательных структур, создаваемых в процессе интеграции науки, образования и производства. Как правило, активная фаза развития интеграции науки и образования отмечается в период острой потребности опережающей подготовки кадров для решения особо важных приоритетных государственных комплексных задач. Инициаторами создания структур интеграции науки и образования, занимающихся опережающей подготовкой кадров, чаще всего были и остаются ведущие ученые Российской академии наук, высших учебных заведений.

Сегодня наука и образование в России — это две самостоятельные сферы деятельности, правоотношения субъектов которых определяются “отраслевыми” нормативными правовыми актами. В силу объективных и субъективных обстоятельств вопросы интеграции науки, образования и производства в законах и подзаконных актах, регулирующих научную и образовательную деятельность, отражены крайне недостаточно.

Федеральный закон “О науке и государственной научно-технической политике” относит интеграцию науки и образования к одному из основных принципов осуществления государственной научно-технической политики. В законе закреплено положение, согласно которому интеграция может осуществляться на базе “образовательных учреждений высшего профессионального образования, научных организаций академий наук, имеющих государственный статус, а также научных организаций министерств и иных федеральных органов исполнительной власти”.

Так же, как и в Федеральном законе “О науке...”, указом Президента Российской Федерации “О доктрине развития российской науки” интеграция науки и образования отнесена к одному из основных направлений государственной научно-технической политики.

Закон “Об образовании” и Федеральный закон “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” подобного рода норм не содержат.

В 1996 году была принята президентская федеральная целевая программа “Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы” (утверждена постановлением Правительства РФ от 9 сентября 1996 г. № 1062), затем федеральная целевая программа “Интеграция науки и высшего образования на 2002-2006 годы” (утверждена постановлением Правительства РФ от 5 сентября 2001 г. № 660). Анализируя результаты реализации ФЦП “Интеграция”, следует отметить, что она в сложных экономических условиях стимулировала развитие процесса интеграции и в определенной мере позволила решить кадровые проблемы науки и образования. Программа способствовала созданию базовых кафедр, проблемных лабораторий, учебно-научных центров, центров коллективного пользования, участию научных работников в образовательном процессе, привлечению студентов к научным исследованиям в научных организациях и т. д. Наконец, немаловажным является и то, что дирекция программы на основании анализа уставных документов, реально действующих структур интеграции, а также с учетом требований Гражданского кодекса Российской Федерации подготовила примерные положения об учебно-научных центрах, о договорах между субъектами интеграции.

Даже после завершения ФЦП “Интеграция” высшие учебные заведения и научные организации изыскивают возможность сохранять и развивать центры коллективного пользования, учебно-научные центры, базовые кафедры, проблемные лаборатории и т. д.

В первую очередь это относится к регионам, где кадровая проблема науки, образования, производства исключительно сложна.

Объединение потенциала высших учебных заведений Дальнего Востока и Дальневосточного отделения РАН позволяет снизить остроту проблемы дефицита высококвалифицированных кадров научных и образовательных учреждений.

На базе Института автоматики и процессов управления ДВО РАН, например, успешно работают базовые кафедры “Программного обеспечения ЭВМ”, “Технологии материалов полупроводниковой микроэлектроники”, “Информатики” Дальневосточного государственного университета; “Математического моделирования и информатики”, “Квантовой и оптической электроники” Дальневосточного государственного технического университета; “Лазерной физики и оптоэлектроники” Морского государственного университета имени адмирала Г.И. Невельского.

В 2006 году Дальневосточным государственным университетом при участии ИАПУ ДВО РАН созданы научно-образовательные центры “Оптоэлектроника и информационные технологии” и “Нанофизи-ка и нанотехнологии”. В ИАПУ ДВО РАН совместно с высшими учебными заведениями созданы и успешно выполняют исследования центры коллективного пользования. Институт сотрудничает с фирмой “Рондо”, для которой подготавливает специалистов. В результате институт решил свою кадровую проблему, молодежь остается в науке, а средний возраст научного работника института — около 40 лет.

Исключительно масштабную работу по интеграции науки, образования и производства проводят Сибирское отделение РАН и высшие учебные заведения Сибири.

Созданный почти одновременно с СО РАН по “модели Физтеха” Новосибирский государственный университет стал не только наименее затратным в стране университетом, но и с первых лет вошел в число ведущих по уровню подготовки специалистов. Базой НГУ сегодня являются 33 института Новосибирского научного центра СО РАН, в которых ведется обучение студентов, магистрантов и аспирантов; из 1607 преподавателей НГУ 1048 (65%) являются штатными сотрудниками СО РАН.

Сегодня 55 институтов отделения являются базовыми для 64 факультетов вузов Сибири, при этом за пять лет число этих факультетов увеличилось почти на 50%; 62 НИИ СО РАН имеют 178 совместных с вузами базовых кафедр практически во всех городах Сибири, в которых расположены научные организации СО РАН; 40 институтов СО РАН имеют 49 совместных с вузами лабораторий.

Институты Сибирского отделения предоставляют вузам Сибири возможность использовать оборудование своих 16 центров коллективного пользования и создают совместную с вузами научную инфраструктуру: телекоммуникационные сети, совместные центры научно-технической информации, опытно-экспериментальные базы, испытательные полигоны и т. п.

Новой формой интеграции следует считать создание инновационно-образовательных структур, объединяющих вузы, научные организации и предприятия для подготовки и переподготовки специалистов высшей квалификации с их ориентацией на прогрессивные технологии производства.

Структуры интеграции, созданные на основе объединения потенциала научных, образовательных организаций, промышленных предприятий и предприятий агропромышленного комплекса, кроме решения вопроса опережающей подготовки кадров, одновременно выполняют функции субъекта инновационной деятельности, т. е. непосредственного активного участника инновационного процесса, занимающегося производством инновационной продукции. Кроме того, они оказывают широкий спектр услуг участникам инновационного процесса.

В 2003 году Российская академия наук и Минобразования России рассмотрели на совместном заседании Коллегии министерства и Президиума Академии вопрос “О сотрудничестве Минобразования России и Российской академии наук в области подготовки научных кадров и развития научных исследований”. По существу, речь шла об интеграции науки и образования как одной из важнейших возможностей решения кадровой проблемы в сфере науки и образования.

Особое внимание участников совместного заседания было уделено вопросам правового обеспечения функционирования структур интеграции науки и образования.

В процессе обсуждения было отмечено, что развитию интеграции препятствуют следующие правовые ограничения:

- законодательно не определены роль государства в процессе интеграции и меры и механизм государственной поддержки этого процесса;

- в законодательстве о науке и образовании отсутствуют нормы, регулирующие процессы интеграции науки и образования: не определены цели и задачи интеграции, правоотношения между участниками процесса, толкование применяемых понятий (базовая кафедра, научно-образовательный центр, центр коллективного пользования и т. д.);

- научные организации академического сектора и высшие учебные заведения имеют различный правовой статус, различные имущественные права;

- особенность имущественных прав не позволяет научным организациям, академиям наук, имеющим государственный статус, предоставлять помещения, оборудование для образовательной деятельности без уплаты налога. В процессе совершенствования налогового и земельного законодательства академии наук, имеющие государственный статус, лишены льгот по налогообложению на пользование земельными участками и федеральным имуществом, используемыми в целях, не соответствующих основной деятельности;

- не разработаны типовые положения о научно-образовательных центрах и иных структурах интеграции, формы договора, заключаемого субъектами интеграционного процесса;

- не разработаны меры привлечения промышленности, агропромышленного комплекса, бизнеса в процесс интеграции.

Предполагалось объединить усилия РАН и Минобрнауки России с целью подготовки Предложений по развитию правового обеспечения создания и функционирования структур интеграции науки и образования. Однако реорганизация федеральной системы управления сферой науки и образования привела к ликвидации Министерства образования Российской Федерации, и вышеуказанные начинания не получили должного развития.

Понимая важность процесса интеграции науки, образования и производства, Совет Безопасности Российской Федерации и президиум Государственного Совета Российской Федерации в принятом решении по вопросу “О политике РФ в области развития национальной инновационной системы” (февраль 2004 г.) поручил Правительству Российской Федерации решить задачу по “обеспечению интеграции науки, образования, промышленности и агропромышленного комплекса путем создания интегрированных структур, ориентированных на разработку, серийное производство и реализацию инновационной продукции (услуг), в том числе в кооперации с малыми высокотехнологичными инновационными предприятиями”.

В итоговых документах заседаний Совета при Президенте Российской Федерации по науке, технологиям и образованию, состоявшихся 26 октября 2004 г. и 9 февраля 2004 г., Правительству Российской Федерации поручено:

- “...внести в Государственную Думу в установленном порядке проекты федеральных законов, обеспечивающих создание интегрированных научно-образовательных структур”;

- “...утвердить порядок финансирования и нормативные правовые акты, обеспечивающие подготовку специалистов с высшим профессиональным образованием в организациях, находящихся в ведении Российской академии наук”. Что же должно, на наш взгляд, содержаться в нормативных правовых актах, обеспечивающих развитие интеграции науки, образования и производства?

Ответ на этот вопрос следует искать, прежде всего, исходя из интересов участников процесса интеграции: научных и образовательных организаций, производственного и агропромышленного секторов экономики и бизнеса. При этом должны быть учтены интересы и государства.

Научные организации имеют более мощную приборную или аппаратно-программную базу науки, чем организации системы образования, и заинтересованы в использовании интеграции для решения своей кадровой проблемы, а также в закреплении своих позиций в процессе внедрения научно-технических разработок. Образовательная система, в свою очередь, опирается на молодежь, студентов, аспирантов и стажеров, но нуждается в расширении доступа к процессу генерации знаний и материально-технической базе научных организаций. Для процесса интеграции науки и образования весьма важно, чтобы современная приборная или аппаратно-программная база науки могла быть использована в образовательном процессе при подготовке кадров, а ведущие ученые страны читали бы лекции в вузах, вели семинары или иным образом участвовали в образовательном процессе.

Вместе с тем, ограничивать процесс только интеграцией науки и образования и не вовлекать в него промышленность и агропромышленный комплекс крайне неразумно. Именно практика применения научных разработок и знаний определит достижение конечной цели деятельности структур интеграции. Промышленность заинтересована в использовании достижений науки, получении кадров, способных обеспечивать реализацию этих достижений. Отношение этих субъектов является индикатором “эффективности интеграции”, качества образования и ориентации науки на реальное производство.

Позитивные экономические изменения влияют на отношение бизнеса к образованию и науке: он начинает оказывать поддержку структурам интеграции науки и образования, создавать негосударственные образовательные учреждения, участвовать в финансировании научных и научно-технических программ и проектов.

Наконец, нельзя обойти вниманием и интересы “самых главных” участников процесса интеграции — научно-педагогических работников и обучающихся.

Интерес обучающихся состоит в желании после окончания образовательного учреждения работать по специальности, иметь перспективы служебного и творческого роста, и также достойное материальное обеспечение.

Что же касается научно-преподавательских кадров, то они заинтересованы в обеспечении достойных условий труда и быта. Участие в процессе интеграции налагает на научно-педагогический состав дополнительную нагрузку и ответственность, что требует и соответствующих мер материального стимулирования.

Государство также имеет вполне определенный интерес: использовать процесс интеграции образования, науки, производства, агропрома, бизнеса в качестве одного из направлений формирования национальной инновационной системы, опережающей подготовки кадров для науки, образования, отраслей экономики.

Учитывая интересы субъектов процесса интеграции, разрабатываемые нормативные правовые акты, на наш взгляд, должны:

- определить цель и задачи интеграции, дать толкование основных понятий, применяемых в законопроекте;

- установить правоотношения между участниками процесса интеграции — государством, наукой, образованием, производством, бизнесом;

- отразить специфику создания каждой из форм интеграции, получивших развитие и признание в настоящее время (базовая кафедра, научно-образовательный центр, центр коллективного пользования);

- определить меры и механизм государственной поддержки этого процесса (решение вопросов финансирования образовательной деятельности научных организаций, академий наук, имеющих государственный статус; предоставление льгот по налогообложению имущества и земельных участков; стимулирование участия производства и бизнеса в создании и функционировании структур интеграции);

- решить вопросы востребованности специалистов, получивших опережающее образование, стимулирования их закрепления в отечественных организациях и учреждениях;

- содержать меры привлечения научно-педагогических работников к работе структур интеграции науки, образования и производства. Естественно, что решить весь комплекс перечисленных вопросов путем внесения изменений только в закон “Об образовании”, федеральные законы “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” и “О науке и государственной научно-технической политике” практически невозможно.

Предстоит вносить также изменения в бюджетное законодательство, чтобы научные организации, академии наук, имеющие государственный статус, имели право получения из федерального бюджета средства финансирования образовательной деятельности, изменения в налоговое законодательство по вопросам налогообложения имущества, земельных участков учреждений науки и образования, а также стимулирования участия производства и бизнеса в процессе интеграции.

Необходимо также принимать дополнительные нормативные правовые акты, стимулирующие закрепление молодых специалистов на работе в инновационно активных предприятиях.

Практика такого комплексного решения вопроса правового обеспечения интеграции имеется. В послевоенные годы высшие органы государственной власти принимали специальные решения по созданию научно-образовательных учреждений, АН ССР совместно с Минвузом СССР принимали документы, устанавливающие порядок создания структур интеграции науки, образования и промышленности и определяющие меры государственной поддержки субъектов интеграции. Сегодня это история, но она убеждает в необходимости комплексного подхода к решению проблемы правового обеспечения процесса интеграции.

Следует учитывать еще одно немаловажное обстоятельство. В первую очередь это касается науки и образования. Нельзя забывать, что это два равноправных партнера, сохранивших высокий потенциал для обеспечения государства новыми знаниями и высокопрофессиональными кадрами. Создание научно-образовательной структуры (комплекса, центра, кафедры) путем ликвидации одного из этих партнеров либо лишения его имущественных прав недопустимо. К сожалению, подобного рода намерения проявляются но, к счастью, до реализации подобных новаций дело пока не доходит.

Правовое обеспечение интеграции науки, образования, производства и бизнеса затрагивает интересы широкого круга общественности. В этой связи одним из важнейших условий подготовки проектов документа является участие в этом процессе представителей организаций и учреждений, имеющих практику создания структур интеграции, а также последующее неформальное обсуждение подготовленных проектов в ведущих высших учебных заведениях, научных и иных организациях, которым предстоит работать по этим нормативным правовым документам.

Подобного рода практика широко применялась в процессе подготовки проектов Федеральных законов “О науке и государственной научно-технической политике”, “О высшем и послевузовском профессиональном образовании”, закона “Об образовании”.

В результате достигалось главное — исключалась основа конфликтных ситуаций между теми, кто готовит документ, и теми, кто работает в соответствии с этими документами.

Первые шаги в направлении “снятия правовых барьеров интеграции науки и образования” сделаны. В этом году были приняты нормативные правовые акты, позволившие создать федеральное государственное учреждение высшего профессионального образования — Академический физико-технологический университет РАН, основными задачами которого являются реализация образовательных программ высшего и профессионального образования и проведение фундаментальных и прикладных исследований, а также опытно-конструкторских работ. Но это только первый шаг.

1 Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ №06-02-04-089а.

Статья опубликована в Журнале об инновационной деятельности "Инновации", 10 (97), ноябрь, 2006.

Copyright © 2010–2019 ИПРАН РАН.
Все права защищены.

| Об институте | Деятельность | Международное сотрудничество | Публикации | Избранные статьи | Контактная информация |