ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ РАЗВИТИЯ НАУКИ РАН
На главнуюПочтаIn English
ИПРАН РАН
Электронная библиотека
Словарь Глоссарий статистических терминов

Экспресс-цифра

->19.11.2019
Квалификационный уровень исследователей, работающих в академических организациях, является довольно высоким. Численность докторов наук...
->21.10.2019
Удельный вес численности персонала академических организаций составил в 2017 г. 17,3% от общей численности персонала...



Электронное издание Наука за рубежом

Яндекс.Метрика


Медиа-проекты Института проблем развития науки РАН
Science-TV Facebook Facebook

Проблемы и направления формирования подсистемы генерации и распространения знаний российской инновационной системы1

В. В. Иванов, д. э. н., начальник Научно-организационного управления РАН

В настоящее время развитые страны начали переход к постиндустриальному обществу, отличительной чертой которого является преобладание интеллектуального характера труда, ориентированного на получение и распространение новых знаний, над индустриальным.

Такой переход стал возможен благодаря значительному увеличению объемов получения новых знаний и повышению темпов их использования для решения задач развития общества, что в свою очередь явилось следствием революционных процессов в научно-технической сфере, произошедших во второй половине прошлого века, и в первую очередь в области информационных технологий. Тем самым было положено начало становлению экономики нового типа, определяемой как экономика, основанная на знаниях, или экономика знаний (ЭЗ), суть которой заключается в том, что собственно знания становятся товаром, востребованным на рынке. Одновременно с этим стали формироваться и принципиально новые институциональные структуры, обеспечивающие развитие экономики знаний, важнейшей из которых является национальная инновационная система (НИС). Теория формирования НИС уже достаточно проработана [1-5], однако частные вопросы нуждаются в дополнительном обсуждении. Одним из таких вопросов является создание подсистемы генерации и распространения знаний как основного элемента НИС [2].

Очевидно, что инновационный путь развития уже не является прерогативой стран — технологических лидеров, обладающих высоким научно-техническим потенциалом. Сейчас даже ресурсно ориентированная экономика может иметь инновационный характер. Так, например, существующие высокотехнологичные методы добычи углеводородных энергоносителей позволяют существенно повысить отдачу нефтяных скважин. Но при этом у государства нет необходимости развивать собственные исследования в данном направлении, поскольку средств, получаемых от продажи нефти, достаточно для закупки необходимых технологий за рубежом. Тогда задача подсистемы генерации и распространения знаний сводится к поиску соответствующей информации и приобретению необходимых технологий и оборудования.

В контексте ЭЗ принципиально меняется роль науки — она уже перестает быть средством “удовлетворения любопытства за счет государства”, а превращается в самостоятельную производительную силу. Ее задачей является получение новых знаний с последующей реализацией в интересах развития общества (рис. 1). Это относится не только к знаниям, обеспечивающим в конечном итоге развитие производства, но и к знаниям, ориентированным на удовлетворение потребностей человека в области образования, культуры, духовного развития в целом. В этом случае функцией подсистемы генерации и распространения знаний является получение новых знаний как результата фундаментальных исследований и их распространение как через систему образования, так и информационные сети.

Но чтобы это обеспечить, необходимо наличие:

  • сильной фундаментальной науки, обеспечивающей получение качественно новых результатов,
  • системы информирования научного сообщества о получении и сути таких результатов,
  • системы образования, способной донести получаемые результаты до потенциальных разработчиков новых технологий,
  • информационного взаимодействия между наукой, образованием, властью, бизнесом и обществом. Последнее требование является весьма важным условием, поскольку именно недостаток качественной информации — одна из причин резкого снижения престижа науки в России и как следствие — ее слабой востребованностью бизнесом и обществом.

В условиях ЭЗ грань между фундаментальной и прикладной наукой превращается в некоторую условность, поскольку становится затруднительно определить, где кончаются фундаментальные исследования и начинаются прикладные. Поэтому уже сейчас принято рассматривать два типа фундаментальных исследований — так называемые чистые фундаментальные исследования и ориентированные фундаментальные исследования. Но если от результатов “чистых” фундаментальных исследований не ожидается получения коммерческих продуктов в обозримом промежутке времени, то ориентированные фундаментальные исследования предполагают получение результатов, которые послужат базой для создания принципиально новых технологий. Уместно вспомнить, что результаты именно таких исследований заложили основу технологий, созданных во второй половине прошлого века и оказавших принципиальное влияние на развитие человечества — атомной энергии, лазерных, информационных и телекоммуникационных технологий, нанотехнологий и ряд других.

Тем не менее, бизнес, хотя объективно и заинтересован в результатах ориентированных фундаментальных исследований, на практике лишь в относительно редких случаях финансирует их ввиду слишком высокой степени неопределенности в части получения коммерчески выгодного результата. Для бизнеса, говоря современным “инновационным” языком, фундаментальные исследования представляются объектом “гиперрискового финансирования”. Именно поэтому в мировой практике государство является основным субъектом, обеспечивающим полномасштабную поддержку фундаментальных исследований.

Однако на практике финансирование российской науки существенно отстает от параметров развитых стран. Так, по данным Минобрнауки России, в 2004 г. внутренние затраты на науку в структуре ВВП составляли 1,14%, а к 2010 г. они должны достигнуть 2%. В случае реализации этого прогноза общая ситуация в науке улучшится, но вряд ли стоит ожидать существенного сокращения отставания от стран — технологических лидеров, уже перешагнувших этот рубеж. Выходом из этого положения может стать проведение активной государственной промышленной политики, направленной, в частности, на стимулирование потребностей бизнеса в инновациях. В этом случае можно надеяться, что рубеж в 2% будет преодолен за более короткие сроки.

В системе образования, особенно профессионального, ситуация несколько проще. Во-первых, темпы роста финансирования образования из бюджетных средств значительно превышают темпы роста финансирования науки (рис. 2), во-вторых, бизнес по мере необходимости финансирует подготовку специалистов, в-третьих, все больший размах набирают объемы платного образования. Но, даже несмотря на проводимые реформы, качество образования оставляет желать лучшего. Поэтому следующей проблемой, требующей решения, является запуск интеграционных процессов, позволяющих уже на ранних стадиях обучения привлекать студентов к решению научных задач.

При переходе к ЭЗ усиливается и роль структур, обеспечивающих получение новых знаний и составляющих институциональную основу подсистемы генерации и распространения знаний современных НИС.

В разных странах научные структуры, нацеленные на получение новых знаний, формировались в конкретных исторических и экономических условиях и поэтому весьма разнообразны по формам и методам работы. Общим является то, что фундаментальные исследования как начальная стадия инновационного процесса основное ресурсное обеспечение, прежде всего финансирование, получают из государственных источников. Несмотря на имеющиеся различия, эти структуры хорошо зарекомендовали себя и сыграли ключевую роль в развитии как системы исследований и разработок, так и образования в своих странах.

В Российской Федерации старейшей и крупнейшей научной структурой является Российская академия наук, которая, несмотря на драматические события 1990-х годов, смогла в основном сохранить свой кадровый персонал и материально-техническую базу. В последние полтора десятилетия ученые РАН вопреки крайне неблагоприятной обстановке не только проводили научные исследования и получали результаты мирового уровня, но и принимали самое активное участие в разработке новых подходов к переводу экономики на инновационный тип развития, социально-экономическом и научно-технологическом прогнозировании, экспертизе принимаемых государственных решений. Различные аспекты участия РАН в инновационной деятельности описаны в работах [13, 15, 16].

РАН и инновационная политика

Участие ученых РАН в разработке государственной инновационной политики осуществляется в двух направлениях:

  • создание научной базы современной инновационной политики и подготовка на этой основе аналитических материалов и рекомендаций;
  • непосредственное участие в разработке нормативных правовых документов.

Сама по себе эта деятельность весьма обширна, поэтому ограничимся только несколькими частными примерами.

Учеными академии проведен большой объем исследований по проблемам формирования экономики знаний в следующих направлениях:

  • теоретические проблемы перехода к экономике знаний — опыт ведущих стран [2, 6, 7];
  • формирование государственных приоритетов инновационного развития экономики [3, 11];
  • теория формирования и развития национальных инновационных систем [1-5];
  • инновационное развитие территорий, включая локальные территории с высокой концентрацией научно-технического потенциала, наукограды, ОЭЗ и др. [8];
  • введение интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот [6];
  • промышленная политика [2, 9, 10].

Тема “Экономика знаний: уроки для России” стала предметом обсуждения на научной сессии общего собрания РАН в декабре 2002 г.

Научные разработки РАН широко используются при выработке концептуальных стратегических документов. В частности, большая работа проводилась совместно с Советом Безопасности по разработке “Основ политики Российской Федерации в области науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу” и по проблемам формирования российской инновационной системы. Предложения Российской академии наук по развитию национальной инновационной системы были положены в основу разрабатываемых документов2.

Большая работа была проведена при подготовке заседания Совета при Президенте Российской Федерации по науке и высоким технологиям, посвященного проблеме развития наукоградов как составной части российской инновационной системы (январь 2003 года). Рабочей группой под руководством РАН, в которую входили представители Минпромнауки России, администрации Московской области и наукоградов России, был разработан проект государственной политики по отношению к наукоградам, а также предложен подход к формированию территорий инновационного развития (ТИР), суть которого состоит в развитии инновационной деятельности не только в муниципальных образованиях, как это предусматривается законом “О статусе наукограда Российской Федерации”, но и на других территориях, располагающих необходимым научно-техническим и промышленным потенциалом3.

РАН выдвинула ряд стратегических инновационных инициатив, получивших свое дальнейшее развитие в масштабах страны в виде концептуальных документов, конкретных правительственных решений, национальных проектов, федеральных целевых и отраслевых программ и т. д. (табл. 1), которые сформировались на основе результатов исследований, проведенных учеными академии как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими академиями, имеющими государственный статус, университетами, ГНЦ, отраслевыми научно-исследовательскими организациями. Эти инициативы обсуждались в ходе научных сессий РАН, а также на расширенных заседаниях Президиума РАН, в которых принимали участие руководители страны, федеральных и региональных органов государственной власти, представители крупного бизнеса.

Таблица 1
Стратегические инициативы РАН

2002

Наноструктуры и нанотехнологии [ 6]

Федеральная целевая программа по развитию нанотехнологий (начало в 2007 году)

2002

Экономика знаний: уроки для России [6]

Создание теории формирования российской (национальной) инновационной системы и начало ее практической реализации. (Основные направления утверждены премьер-министром Правительства Российской Федерации 5 августа 2005 г.)

2003

Наука — здоровью человека [ 12]

Национальный проект “Здравоохранение” (начало в 2005 г.)

2003

Водородная энергетика [14]

Совместная программа PAН и ОАО ГМК “Норильский никель”

2004

Интеграция науки и образования

Национальный проект “Образование” (начало в 2005 г.)

2005

Энергетика России: проблемы и перспективы [17]

Программы развития электро- и атомной энергетики России (2006 г.). Соглашения РАН с РАО ЕЭС и Росатомом

РАН и бизнес

В последние годы бизнес также стал уделять внимание научным исследованиям и разработкам РАН. В настоящее время соглашения о сотрудничестве подписаны с Росатомом России, РАО ЕЭС, РАО ЖД, ВТБ и рядом других структур, интересы которых лежат в области новейших технологий.

Самым крупным инновационным проектом РАН является работа по реализации Комплексной программы поисковых, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по водородной энергетике и топливным элементам, финансируемая ОАО ГМК “Норильский никель” с начала 2004 года.

Поводом для организации такого рода сотрудничества послужило желание руководства ОАО ГМК “Норильский никель” расширить свой бизнес и перейти от чисто сырьевой ориентации к производству современной наукоемкой продукции.

Для организации работ по программе был создан специальный координационный совет из числа ведущих ученых РАН, который определил основные направления работ и головные организации по их реализации. Всего же в работах по программе приняло участие около 100 организаций, в том числе и неакадемических.

Уже к концу 2004 года научными коллективами РАН были получены результаты, представляющие коммерческий интерес. Однако выполнение работ затруднялось рядом законодательных ограничений, накладываемых на РАН как бюджетную организацию. С учетом полученного опыта было принято решение об изменении системы оперативного управления программой, которое было предано негосударственной компании “Новые энергетические проекты”. В настоящее время работы по программе продолжаются.

Интеграция академической науки и образования

Изначально, еще при Петре I, Академия наук создавалась как триединство: академия — университет — гимназия. Однако в настоящее время вопросы организации образовательной деятельности в РАН окончательно законодательно не урегулированы. В отличие от федеральных и региональных органов государственной власти за РАН законодательно не закреплено право иметь подведомственные образовательные учреждения. И только в начале 2006 года правительство приняло решение о включении в состав РАН государственного Академического физико-технологического университета, созданного лауреатом Нобелевской премии академиком Ж. И. Алферовым.

Несовершенство действующего законодательства является серьезным препятствием для развития интеграционных процессов науки и образования. Так, например, научные организации не могут безвозмездно использовать для подготовки специалистов имущество и оборудование, предназначенное для проведения научных исследований. Существующий порядок предполагает, что для организации процесса обучения на площадях и с использованием имущества академических институтов им необходимо установить с университетами арендные отношения, что представляется нелогичным. Тем не менее, в РАН ведется активная работа с вузами.

Так, к 2004 году совместно с вузами было создано около 440 базовых кафедр и учебно-научных центров, на которых обучалось 15,8 тыс. студентов. При этом 3990 преподавателей вузов являлись сотрудниками РАН. В рамках ФЦП “Интеграция” создано 154 учебно-научных центра.

Только в 2004 г. на базовых кафедрах подготовлено более 1200 специалистов по приоритетным направлениям науки и технологий. На стажировки в ведущие научные центры страны направлено свыше 200 молодых исследователей, аспирантов и докторантов вузов. Около 24 тыс. студентов и аспирантов приняли участие в проведении совместных научных исследований. Было организовано и проведено более 60 научных школ, конференций, конкурсов с участием 30 тыс.

молодых исследователей. Около 3000 молодых ученых, аспирантов и студентов работали в составе 149 экспедиций. Учеными РАН подготовлено 620 новых специализированных курсов, 460 учебно-методических пособий.

Организации взаимодействия РАН и высшей школы способствует и то обстоятельство, что члены академии возглавляют многие ведущие университеты страны.

Заключение

Проведенный выше весьма краткий обзор показывает, что в настоящее время в Российской академии наук создан и апробирован широкий набор инструментов, позволяющий ей не только интегрироваться в формируемую инновационную систему, но и обеспечить научный и организационный фундамент развития подсистемы генерации и распространения знаний. Однако существующие на государственном уровне подходы далеко не всегда и не в полной мере используют имеющиеся в академическом секторе науки возможности.

1 Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ 06-62-04089а.

2 «Основные направления политики Российской Федерации в области развития инновационной системы на период до 2010 года» утверждены Председателем Правительства Российской Федерации 5 августа 2005 года.

3 Впоследствии основные положения концепции ТИР были использованы при разработке методологии создания особых экономических зон.

Литература

  1. О. Г. Голиченко. Национальная инновационная система России: состояние и пути развития. М.: Наука, 2006.
  2. Инновационный менеджмент России: вопросы стратегического управления и научно-технической безопасности/Авт. колл. под рук. В. Л. Макарова и А. Е. Варшавского. М.: Наука, 2004.
  3. Инновационные приоритеты государства/Под ред. А. А. Дынкина и Н. И. Ивановой. М.: Наука, 2005.
  4. В. В. Иванов. Национальные инновационные системы: теория и практика формирования. М.: Изд. дом “Абелия”, 2004.
  5. Н. И. Иванова. Национальные инновационные системы. М.: Наука, 2002.
  6. Вестник РАН. Том 73, № 5, 2003.
  7. Инновационная экономика/Под ред. А. А. Дынкина, Н. И. Ивановой. 2-е изд. М.: Наука, 2004.
  8. В. В. Иванов. Инновационное развитие локальных территорий. М.: Изд. дом “Абелия”, 2005.
  9. Г. А. Власкин, Е. Б. Ленчук. Промышленная политика в условиях перехода к инновационной экономике: опыт стран Центральной и Восточной Европы и СНГ. М.: Наука, 2006.
  10. Государственная политика промышленного развития России: от проблем к действию./Под ред. Е. М. Примакова и В. Л. Макарова. М.: Наука, 2004.
  11. Инновационно-технологическое развитие экономики России: проблемы, факторы, стратегии, прогнозы/Колл. авт., отв. редактор В. В. Ивантер. М.: Макс Пресс, 2005.
  12. Наука — здоровью человека. Материалы общего собрания РАН, РАМН, при участии РАСХН и PAX (16-18 декабря 2003 г.). М.: Наука, 2005.
  13. В. В. Козлов, В. В. Иванов. Интеграция Российской академии наук в национальную (российскую) инновационную систему /Инновации, 2003, № 4.
  14. Б. Н. Кузык, В. И. Кушлин, Ю. В. Яковец. На пути к водородной энергетике. М.: ИНЭС, 2005.
  15. Г. А. Месяц. Инновации предшествуют инвестициям/Инновации, 2005, № 2.
  16. Г. А. Месяц, С. М. Алдошин, В. М. Бузник, В. В. Иванов. Анализ инновационной деятельности РАН/Инновации, 2005, № 3.
  17. Энергетика России: проблемы и перспективы. Тр. науч. сессии РАН: общ. собрание РАН 19-21 декабря 2005 г./Под. ред. В. Е. Фортова, Ю. Г. Леонова; РАН. М.: Наука, 2006.

Статья опубликована в Журнале об инновационной деятельности "Инновации", 10 (97), ноябрь, 2006.

Copyright © 2010–2019 ИПРАН РАН.
Все права защищены.

| Об институте | Деятельность | Международное сотрудничество | Публикации | Избранные статьи | Контактная информация |