ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ РАЗВИТИЯ НАУКИ РАН
На главнуюПочтаIn English
ИПРАН РАН
Электронная библиотека
Словарь Глоссарий статистических терминов

Экспресс-цифра

->19.11.2019
Квалификационный уровень исследователей, работающих в академических организациях, является довольно высоким. Численность докторов наук...
->21.10.2019
Удельный вес численности персонала академических организаций составил в 2017 г. 17,3% от общей численности персонала...



Электронное издание Наука за рубежом

Яндекс.Метрика


Медиа-проекты Института проблем развития науки РАН
Science-TV Facebook Facebook

ПРИОРИТЕТЫ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ В ОБЕСПЕЧЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В. Е. ЧИСТЯКОВА, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Института проблем развития науки РАН

Статья посвящена обоснованию механизмов укрепления позиций отечественной науки в системеуправления социально-экономическим развитием страны и обеспечением национальной безопасности.

Ключевые слова: национальная безопасность, наука, образование.

В эпоху глобализационных трансформаций мирового хозяйства во многих зарубежных странах (США, Японии, ЕС, ОЭСР) решающая роль науки и образования в экономическом и социальном развитии признана в качестве главного приоритета обеспечения конкурентоспособности и национальной безопасности. Об этом, в частности, свидетельствуют оценки важности этой проблемы, сделанные государственными деятелями этих стран. Так, например, Дж. Буш указывал: “В течение всей истории мы считали ресурсами развития почву и камни, землю и скрытые ее богатства. Сейчас это все не так. Наши неисчислимые ресурсы находятся в нас самих, они включают наш ум, изобретательность, объем человеческой мысли. Нации, придерживающиеся старых представлений и идеологий, споткнутся и рухнут. Если мы хотим, чтобы Америка была конкурентоспособной, мы должны взять на себя ответственность за образование каждого из нас” [3, с. 120]. В марте 2009 г. ЦРУ США сделало вывод о том, что “состояние образования в России представляет одну из важнейших угроз ее национальной безопасности”. Аналогичная оценка была дана состоянию научных исследований в нашей стране на совместном заседании Совета Безопасности и Президиума Госсовета России 26 февраля 2004 г., где было отмечено, что эта проблема представляет реальную угрозу для национальной безопасности России. Несмотря на общепризнанный приоритет развития науки и образования по сравнению с другими видами деятельности, в нашей стране их роль продолжает недооцениваться. По мнению профессора Н. Шмелева, “фундаментальная наука живет в стране главным образом за счет того, что было сделано или заложено еще в советские времена, и, по ряду оценок, достижение ею вновь мирового уровня вряд ли возможно раньше, чем через 2—3 поколения; в еще худшем положении находится прикладная наука, на которую в советские времена приходилось до 2/3 научного потенциала страны: она за годы непродуманных реформ практически уничтожена” 1.

В развитии отечественной науки и образования, как показывает анализ, в настоящее время складываются настораживающие тенденции, последствия и угрозы распространения которых недостаточно адекватно учитываются органами власти при подготовке и обосновании управленческих решений. Так, в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 12.05.2009 № 537, отмечается, что в настоящее время “созданы предпосылки для укрепления системы обеспечения национальной безопасности, консолидировано правовое пространство. Решены первоочередные задачи в экономической сфере, выросла инвестиционная привлекательность национальной экономики. Возрождаются исконно российские идеалы, духовность, достойное отношение к исторической памяти. Укрепляется общественное согласие на основе общих ценностей — свободы и независимости Российского государства, гуманизма, межнационального мира и единства культур многонационального народа Российской Федерации, уважения семейных традиций, патриотизма” [4]. Анализируя эту оценку имеющихся предпосылок в системе национальной безопасности, следует отметить, что в указанном документе наука и образование рассматриваются преимущественно как обеспечивающие средства, их назначение и функции в основном только продекларированы, а характеристика фундаментальных позиций и конструктивных механизмов воздействия науки и образования на устойчивое развитие национальной экономики и предотвращение угроз национальной безопасности отсутствует.

В этой связи главной целью статьи является попытка сформулировать комплексный подход к обоснованию концептуальных позиций научно-образовательной и инновационно-внедренческой сфер деятельности в системе управления национальной экономикой с учетом механизмов предотвращения внутренних и внешних угроз ее устойчивому развитию. Позиция автора по отношению к управлению развитием науки и образования и национальной безопасностью заключается в том, что эти сферы общественной деятельности играют не обеспечивающую, а структурообразующую роль в ускорении общественного прогресса и должны рассматриваться в качестве базисного фундамента модернизационных преобразований национального хозяйства, условий жизнедеятельности населения и предотвращения угроз устойчивому развитию страны.

Для этого отечественная система научных исследований и разработок должна быть органически встроена в систему государственного управления экономикой и национальной безопасностью, что предполагает разработку агрегированной модели их функционирования и развития, ориентированной на выявление и устранение как уже имеющихся, так и появление потенциально возможных внутренних и внешних угроз, создание условий и возможностей для их устранения и предотвращения на основе новых достижений науки и техники.

Отечественная система научных исследований и разработок, таким образом, должна рассматриваться не как обеспечивающая, а в качестве базовой структуры по отношению к национальной безопасности, поскольку ее существование призвано предотвращать не только внутренние и внешние угрозы социально-экономического развития страны и ее регионов, но также и способствовать ускорению социального прогресса общества, направления и пути развития которого, как правило, выходят за пределы функций и задач национальной безопасности. Так, по мнению академика Л. Мин-дели, роль науки в развитии Российской Федерации должна заключаться в том, чтобы не только противодействовать внутренним и внешним угрозам безопасности государства, но также обеспечивать повышение качества жизни населения, развитие образования, здравоохранения, культуры, технологическое обновление производственного аппарата, устойчивые темпы экономического роста, глобальную конкурентоспособность национальной экономики, служить базой для формирования эффективной социально-экономической и научно-технологической политики [2].

Наука и образование оказывают на развитие общества не только прямое, но также и опосредованное воздействие, последствия которого могут проявляться и, как показывает опыт, материализуются по существу во всех сферах жизнедеятельности, в самых непредсказуемых формах, в разных территориальных образованиях, масштабах производства общественных и частных благ, в характере и формах взаимодействия природы и социума. Конечно, нельзя не учитывать, что указанные последствия влияния науки на социально-экономическое развитие общества, несмотря на их разнообразие, многосторонность и комплексность, так или иначе связаны с предотвращением внутренних и внешних угроз национальной безопасности страны. Но, тем не менее, следует при этом признать приоритетную роль науки и образования не только в реализации стратегии национальной безопасности, но также и в ускорении социального прогресса и повышении конкурентоспособности страны на мировой арене. К сожалению, действующая система государственного управления в России пока еще недостаточно ориентирована на необходимость приоритетного развития науки и образования при выборе стратегических ориентиров развития общества и механизмов противостояния внутренним и внешним угрозам устойчивого развития.

Внутренние угрозы национальной безопасности характеризуются проблемами депопуляции и старения населения, ухудшения его здоровья; низким уровнем конкурентоспособности экономики; региональными диспропорциями и чрезмерной дифференциацией уровней пространственного развития; гипертрофированной сырьевой ориентацией экономики; доминированием устаревших технологических укладов; снижением качественного уровня образования; снижением общественного интереса к науке.

Внешними угрозами национальной безопасности России являются обострение глобальной конкуренции за ресурсы (в том числе интеллектуальные) и рынки сбыта; политическое и экономическое переустройство мира, сопровождаемое последствиями мировых финансово-экономических кризисов, сопоставимыми по совокупному ущербу с масштабным применением военной силы; проблемы коэволюции человека и окружающей среды (исчерпание природных ресурсов, загрязнение, климатические изменения, перенаселение и т. п.) [2].

На обеспечение национальных интересов РФ негативное влияние будут оказывать угрозы распространения оружия массового уничтожения и его попадания в руки террористов, а также совершенствование форм противоправной деятельности в кибернетической и биологической областях, в сфере высоких технологий. Усилится глобальное информационное противоборство, возрастут угрозы стабильности индустриальных и развивающихся стран мира их социально-экономическому развитию и демократическим институтам. Обострятся мировая демографическая ситуация и проблемы окружающей природной среды, возрастут угрозы, связанные с неконтролируемой и незаконной миграцией, наркоторговлей и торговлей людьми, другими формами транснациональной организованной преступности. Вероятно распространение эпидемий, вызываемых новыми, ранее не известными вирусами, более ощутимым станет дефицит пресной воды.

Предотвращение этих и других угроз национальной безопасности в существующем мире не может быть осуществлено традиционными методами и механизмами, не опираясь на новые достижения науки и техники. Для этого необходима модернизация действующей системы управления не только национальной безопасностью, но всей экономикой страны, переориентация ее развития на новые инновационные технологии, диверсифицированные структуры и механизмы управления, интеллектуальные ресурсы экономического роста. Это имеет чрезвычайно важное значение, потому что развитие отечественной экономики на данном этапе по существу определяется одной переменной: ценой нефти на мировом рынке. Вырученные от продажи нефти и газа деньги исправно возвращаются в мировую финансовую систему, препятствуя реализации инновационных проектов. Энергоемкость российского ВВП более чем в 2,5 раза выше среднемирового уровня и в 3,5 раза выше уровня развитых стран. Эффективность систем отопления жилых домов в России ниже в 1,2 раза, чем в Германии и Франции, и в 3 раза — чем в скандинавских странах. По оценкам экспертов, потери в российской системе теплоснабжения достигают 50 % от объема производства тепла; в Финляндии этот показатель находится на уровне 6 %. Больше половины гидротурбин и оборудования ТЭЦ имеет износ выше 90 %. На финансирование научных исследований и разработок гражданского назначения в 2011г. государством было выделено только 0,37 % ВВП [5].

Одной из важнейших проблем, создающих угрозы для российской экономики, пока еще не решенной отечественной наукой, является господство монополий, которое “деформирует всю производственную и социальную структуру страны” и лишает хозяйствующих субъектов всяких стимулов к инновационной деятельности. При средней мировой норме рентабельности 9 % российские монополии в ведущих отраслях производства и сферы услуг систематически получают прибыль на уровне 100 — 200 % в год. При этом значительная часть доходов монополий переводится за рубеж, и в условиях дефицита инвестиционных ресурсов финансирует не отечественную экономику, а экономики других стран. По различным оценкам, только за последние 20 лет отток капитала из страны составил не менее 1 трлн долл. Большой и пока еще недостаточно осознанной органами управления экономикой страны угрозой для развития инновационного сектора является агрессивная политика многих зарубежных стран по привлечению талантливых и перспективных ученых (математиков, физиков, химиков, ИТ-специалистов, биотехнологов и др.) из других государств к работе в своих высокотехнологических секторах. Для этого приняты и реализуются специальные государственные программы, создаются высокооплачиваемые рабочие места, механизмы социального обеспечения. В настоящее время подобные программы реализуют США, Великобритания, Германия, Франция, Израиль, Австралия, Китай, Южная Корея, Япония, Канада, Малайзия, Сингапур и др. При этом во многих странах утверждены специальные квоты на привлечение иностранных научных специалистов.

В США этот показатель по имеющимся оценкам составляет примерно 300 тыс. вакансий, в странах Европейского Союза — 500 тыс., в Японии — более 200 тыс. Результатом реализации данных программ стало то, что на сегодняшний день более 90 тыс. только молодых российских ученых и специалистов на постоянной основе работают в США, 40 тыс. — в Германии, 20 тыс. — в Великобритании, около 25 тыс. — в Китае [5].

Для предотвращения этой угрозы Национальная ассоциация инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) предлагает создать Национальный фонд научных талантов, целью которого станет составление и ведение реестра наиболее талантливых и одаренных российских молодых ученых. Необходимо также, по мнению автора, чтобы деятельность этого фонда координировалась также РАН и Советом Безопасности России. Участников реестра следует наделить особым статусом в российском научном сообществе и рядом серьезных привилегий, включая, например, вопросы финансового обеспечения, стимулирование притока новых кадров, организацию контактов с государственными и предпринимательскими структурами с целью обсуждения проблем развития российской науки.

В последние годы сформировалась устойчивая тенденция сокращения доли занятых в науке и научных исследованиях в общем количестве занятых в общественном производстве. Темп роста удельного веса занятых в науке и в научных исследованиях отстает от темпа роста специалистов с высшим образованием как по отношению к занятым, так и к общей численности населения страны. Таким образом, подготовка высококвалифицированных научных и инженерных кадров и развитие прикладной науки не сбалансированы между собой и не представляют собой единого целостного комплекса. Это свидетельствует о существенных разрывах как в целевой ориентации, так и в ресурсной обеспеченности развития образовательного, научно-исследовательского, инновационно-внедренческого и производственно-технологического секторов экономики и выполняемых ими функций. Вузы существуют и развиваются сами по себе, а многочисленные НИИ также “варятся в собственном соку” и не приносят ожидаемых практических результатов. Серьезной проблемой в подготовке высококвалифицированных научных и инженерных кадров является наблюдающееся уже на протяжении многих лет несоответствие между потребностями экономики и подготовкой специалистов с высшим образованием, которая не соответствует современным требованиям научно-технического прогресса, а перспективы и необходимые предпосылки для повышения уровня высшего образования в России в настоящее время во многом отсутствуют.

Косвенным подтверждением недостаточного уровня развития научных исследований в стране является слабое их влияние на состояние и развитие промышленности и других отраслей общественного производства. Анализируя динамику показателей развития промышленности России за последнее пятнадцатилетие, можно отметить, что ее позиции не улучшаются. Так, например, доля занятых в промышленности в настоящее время по сравнению с 1995 г. снизилась с 23,7 до 21,6 %, а вклад отрасли в производство ВВП за рассматриваемый период времени почти не изменился. Удельный вес стоимости основных фондов промышленности в составе общей стоимости основных фондов по экономике страны в целом составляет в настоящее время 25 %, а уровень износа фондов превышает 45,3 %, достигая в отдельных отраслях 70 % и более.

Это свидетельствует о том, что модернизация и реструктуризация отечественной экономики, обеспечение ее безопасности без развития науки и образования невозможны. Для переориентации действующей системы управления страной на развитие и воспроизводство человеческого капитала, производство новых знаний, наукоемкие технологии, фундаментальные открытия и новации, по мнению автора, необходимо инновационную модель национальной безопасности структурировать не только по принципу учета сигналов, поступающих с верхних уровней, но также и на основе интерактивных связей, формируемых территориальными системами национального хозяйства. В этих условиях на роль базового фактора развития экономики выдвигаются кадровая компонента и интеллектуальный потенциал научных исследований и разработок, высшее и среднее образование, включая системы, обеспечивающие получение дополнительного образования и профессиональных знаний в течение всей жизни. Очевидно, что приоритетным становится сохранение и развитие человеческого потенциала страны, способного адаптироваться к сокращению инновационного цикла, когда поток нововведений становится более плотным.

Для обеспечения национальной безопасности отечественная наука должна способствовать созданию новых технологий, оборудования, возобновляемых видов энергии, конструкционных материалов и других новаций, обеспечивающих повышение эффективности использования имеющихся минерально-сырьевых, трудовых, инвестиционных, природно-экологических, биологических и других ресурсов на приоритетах устойчивого развития: повышении качества жизни граждан; устойчивом экономическом росте; экологии живых систем и рациональном природопользовании; стабилизации численности населения и коренного улучшения демографической ситуации; приумножении человеческого потенциала; развитии информационных технологий, образования, воспитания подрастающего поколения, здравоохранения и культуры, снижении, уровня социального и имущественного неравенства населения, повышении доступности комфортного жилья, развитии производства высококачественных и безопасных товаров и услуг, увеличении достойной оплаты активной трудовой деятельности.

Для обеспечения продовольственной безопасности необходимо усилия отечественной науки сконцентрировать на развитии новых агропромышленных технологий, разработке методов, предотвращающих истощение и сокращение сельскохозяйственных и пахотных угодий, на разработке и внедрении действенных механизмов регулирования национального рынка зерна и другой продукции, препятствующих агрессивным стратегиям со стороны иностранных компаний, развитию торговли продукцией из генетически модифицированных микроорганизмов и их аналогов.

Механизмы обеспечения национальной безопасности в сфере науки, технологий и образования должны предусматривать оптимизацию пропорций между развитием общественного и предпринимательского секторов экономики с учетом их вклада в темпы экономического роста, повышение наукоем-кости валового внутреннего продукта, развитие государственных научных и научно-технологических организаций, способных обеспечить конкурентные преимущества национальной экономики и потребности обороны за счет эффективной координации научных исследований, формирования и развития национальной, сбалансированной с частным сектором инновационной системы. Соблюдение этих требований в процессе создания новых и модернизации действующих механизмов управления научно-исследовательской и образовательной сферами деятельности в национальной экономике позволит снизить сложившиеся в настоящее время негативные воздействия на ее развитие, обусловленные: отставанием в технологическом укладе; зависимостью от импортных поставок технологического оборудования, приборов и электронной компонентной базы, стратегических материалов; несанкционированными передачами за рубеж конкурентоспособных отечественных технологий; необоснованными односторонними санкциями, осуществляемыми другими странами в отношении отечественных научных и образовательных организаций; недостаточным развитием нормативно-правовой базы; неэффективными методами мотиваци-онного стимулирования активности в реализации инновационной и промышленной политики; низкими уровнями социальной защищенности инженерно-технического, профессорско-преподавательского и педагогического состава.

Модернизация методологии обоснования и механизмов реализации стратегических направлений и приоритетов развития фундаментальной и прикладной науки, по мнению автора, должна осуществляться при широкой поддержке и участии государственных институтов, а это, в свою очередь, связано с радикальным совершенствованием федеральной контрактной системы и государственных заказов на подготовку высококвалифицированных специалистов и рабочих кадров, созданием стимулирующих механизмов и условий для интеграции науки, образования и общественного производства. По мнению автора, в составе этой системы необходимо выделить подсистему, способствующую воспитанию новых поколений в традициях престижа труда ученого, педагога, преобразователя и новатора на основе: формирования системы целевых фундаментальных и прикладных исследований, организации широко разветвленной, кооперированной с другими отраслями экономики сети федеральных университетов, национальных исследовательских и образовательных центров, обеспечивающих подготовку специалистов в сферах научно-образовательной и производственно-внедренческой деятельности, ориентированных на разработку конкурентоспособных технологий, образцов новой техники, высокопроизводительных систем машин и оборудования, организацию наукоемкого производства, широкого участия отечественных ученых, научных и научно-образовательных организаций в глобальных технологических и исследовательских проектах с учетом конъюнктуры рынка интеллектуальной собственности. При формировании этой подсистемы следует учитывать, что главное богатство любого государства и общества — человеческий потенциал. Он определяет могущество страны и общества. Анализ показывает, что из двух стран та будет обладать большей совокупной мощью, у которой демографический ресурс больше при прочих равных условиях. Известно, что демографический ресурс определяется сегодня не только и не столько количественными, сколько качественными параметрами.

Уровень развития науки и образования формирует состояние и качество базового ресурса — главной цели развития общества и обеспечения социального прогресса. Исследованиями отечественных ученых обоснован национальный подход к определению качества человеческого потенциала, в основу которого предложено включать три фундаментальных компоненты: 1) физическое, психическое и социальное здоровье, воздействующее не только на физическую дееспособность граждан страны, но и на характер процессов демографического воспроизводства, а также на процесс жизнедеятельности и существование населения; 2) профессионально-образовательный ресурс и квалификационный потенциал, включая подготовку специалистов высшей квалификации, а также основу творческой и инновационной деятельности, формирующейся в недрах развития науки и занятой научным трудом части общества; 3) социокультурная активность граждан и их духовно-нравственные ценности, глубина их внутреннего усвоения, от которых в значительной степени зависит, как будут использованы другие качественные характеристики, включая здоровье, образование, мобильность, нравственные ценности, творческую активность, интеллект и т. п. В этой связи подсистему, способствующую воспитанию новых поколений в составе национальной контрактной системы, следует структурировать с учетом следующих принципиальных положений [1].

Здоровье как качество человеческого потенциала. Исследования свидетельствуют о том, что интенсивность снижения потенциала здоровья детей существенно выше средних тенденций по населению в целом. Здоровье детей ниже здоровья родителей, а здоровье внуков еще ниже. Проблемы состояния здоровья перемещаются с групп престарелых в группы детей и молодежи. Общество все глубже втягивается в некую социальную “воронку” нездоровья. Чтобы выбраться из нее, необходимо не одно, а два-три поколения.

Образование как качество человеческого потенциала. Второй круг социальных рисков, возникающий при формировании человеческого потенциала, связан с интеллектом, образованием и профессиональной подготовкой. Сегодня в условиях интенсивного развития информационных и телекоммуникационных средств, становления принципиально новых областей науки, связанных с био- и нанотехнологиями, как никогда ранее возросла роль знания и качества профессиональной квалификации. Инновационная реструктуризация отечественной экономики предполагает переход от развития, базирующегося на использовании природных ресурсов, к динамике, основанной на эксплуатации человеческого знания, наукоемких производств и новых фундаментальных открытиях. Приоритетным становится сохранение и развитие человеческого потенциала страны, способного адаптироваться к сокращению инновационного цикла, когда поток нововведений оказывается все более плотным.

Общепризнано, что российский генофонд всегда отмечался высоким интеллектом. Однако в постсоветский период и в этой сфере возникли негативные процессы. Численность занятых научными исследованиями и разработками постоянно сокращается. Последнее десятилетие XX в. отмечалось высоким уровнем внешней “утечки умов”, когда уезжали наиболее активные и талантливые. Изощренной формой “утечки умов” является наем российских ученых и специалистов иностранными компаниями, находящимися на территории России.

Внутренняя миграция из сферы науки почти в 10 раз превышает внешнюю. Не менее тревожной является ситуация с вовлечением специалистов криминальными структурами в противоправную деятельность.

В настоящее время отмечается частичное ослабление активности молодых ученых, так как их формирование и подготовка происходит все больше на коммерческой основе. При богатых родителях имеется больший шанс окончить вуз, поступить в аспирантуру и таким образом реализовать свою карьеру. Тем самым исключается прямая связь со способностями и талантом личности. С другой стороны, ученая степень, как признак высшей квалификации, подвергается в обществе явной девальвации, а это оказывает отрицательное влияние на формирование научных кадров.

Социокультурный потенциал и нравственные ценности. Повышение качества человеческого потенциала невозможно без укрепления культурно-нравственного здоровья нации, усиления ее духовности. Российские психологи на основе специальных исследований показали крайне неудовлетворительное социопсихологическое состояние общества. Активизируется индивидуальный прагматизм и ориентация на личную выгоду, а также культ насилия, жестокости и агрессии.

Ослабление социального потенциала России, наблюдаемое при рассмотрении населения под разным углом зрения — в плане демографического воспроизводства, человеческого капитала, а также межличностных и общественных отношений, можно сравнить сегодня с процессом истощения природы, которое происходит под антропогенным воздействием при отсутствии условий ее восстановления.

Человеческие ресурсы — воспроизводимые ресурсы, но условием их воспроизводства является определенный жизненный уровень и качество жизни. Сегодня же эти условия в России не обеспечивают нормального существования работников, не говоря уже о потомстве — кадрах будущей экономики. Россия целый век “топчется” на месте, пытаясь овладеть отдельными функциями менеджмента в сферах торговли, управления недвижимостью, финансами, биржевой деятельности, ответы на которые западная цивилизация нашла в конце XIX — начале XX в. Один из таких решающих вопросов для экономики — это вопрос о размерах вознаграждения за работу. Еще Ф. Тейлор (1895 г.) обосновал идею оплаты труда в таких размерах, которые позволяли бы рабочим не только существовать (воспроизводить свою рабочую силу), но и думать о будущем, имея возможность накапливать, делать сбережения, обеспечивать образование и необходимый жизненный старт своих детей.

Человеческие ресурсы обладают стоимостью, и она намного выше, чем та зарплата, которая фактически повсеместно установлена в России. Реальную зарплату можно классифицировать как минимальное жалованье, определяемое как пособие на существование, выдаваемое государством и работодателями.

Делая сбережения, накапливая имущество, расширяя перспективу для своего потомства, человек, прежде всего, меняет свою самооценку, он становится личностью и через этот процесс оказывается вовлеченным в азартную игру с самим собой: завтра он должен жить лучше, чем сегодня. Реальный рост благополучия является мощным стимулом человеческих мотиваций к жизни, к работе, к творческим достижениям. Раскручивая эту спираль мотивации к высокопроизводительному труду, западные страны сумели добиться высокой отдачи (эффективности) человеческих ресурсов. Частная собственность, в том числе и на землю, в сочетании с такими факторами, как доступность кредитов по низким процентам (что было особенно важно для покупки средств производства), экономическая и политическая свобода, уведомительный порядок организации бизнеса, достойный уровень оплаты труда, гарантированный уровень пенсионных выплат, доступность жилищного обеспечения, соблюдение прав граждан и других социальных услуг, стимулировали социальный прогресс во многих странах. В результате западная цивилизация в своем развитии продвинулась вперед не только количественно, но и качественно.

Многолетняя практика и результаты функционирования национальных хозяйств свидетельствуют, что “страна, не умеющая развивать знания и способности людей, обречена на провал” в своем развитии. “Капитал и земля остаются пассивными факторами, а люди (обладающие общими и профессиональными знаниями) являются наиболее активным фактором роста”. Из этого следует, что одним из важнейших условий социально-экономического развития любой страны является рациональная организация научно-образовательного пространства, его включение в процесс экономического роста и приведение его состояния в соответствие с требованиями социального прогресса [1]. Создание этого условия предполагает в первую очередь обеспечение сбалансированности между органически взаимосвязанными сферами общественной жизни, а именно, образованием и наукой, с одной стороны, а с другой — между уровнями развития этих сфер и внедрением достижений и результатов научных исследований в практическую деятельность. Причем указанная сбалансированность должна в определенной степени обеспечиваться и на региональном уровне в связи с сильной дифференциацией условий проживания населения и спецификой формирования и использования природно-ресурсного потенциала страны. Как уже было отмечено, в настоящее время в России каждая из указанных сфер общественной деятельности развивается сама по себе, оторван но друг от друга.

Проблема человеческих ресурсов для будущей экономики сегодня стоит как никогда остро, ибо деградация обоих полюсов общества — власти и населения — приблизилась к критической черте, за которой уже начинается неизбежный и устойчивый распад общества. Поэтому кризис экономики — это кризис человеческих отношений, в основе которого лежит кризис нравственности, неизбежно вызывающий и кризис человеческих ресурсов.

Таким образом, существует объективная потребность в формировании новой концептуальной модели развития отечественной науки и образования, интегрированной в систему государственного управления устойчивого развития экономики и национальной безопасности. Необходимость в создании такой модели обусловлена не только внутренними и внешними угрозами национальной безопасности, но также особенностями и достигнутым уровнем социально-экономического развития страны и имеющимися у нее абсолютными и относительными конкурентными преимуществами. Поэтому, рассматривая стратегические приоритеты развития России, необходимо в качестве главного критерия всех управленческих решений, принимаемых на федеральном, региональных и местных уровнях, использовать характеристики состояния населения, качество и уровень его жизни, обеспечиваемые конкурентной системой национальной безопасности.

1 URL: www.infox.ru. 15 июня 2010г.

Список литературы

  1. Беккер Г. Человеческий капитал. 2-е изд. 1975.
  2. Измерение экономики знаний. Теория и практика. ИПРАН РАН. М., 2008.
  3. Развитие образования и науки на пороге XXI века. М.: РХТУ им. Д. И. Менделеева, 1999.
  4. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года: Указ Президента РФ от 12.05.2009 № 537.
  5. Ханин Г. И., Фомин Д. Л. Оценка воспроизводства основного капитала экономики России // Вопросы статистики. 2006. № 10. С. 6-19.

Статья опубликована в Журнале "Национальные интересы: приоритеты и безопасность", 27 (120), июль, 2011.

Copyright © 2010–2019 ИПРАН РАН.
Все права защищены.

| Об институте | Деятельность | Международное сотрудничество | Публикации | Избранные статьи | Контактная информация |