ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ РАЗВИТИЯ НАУКИ РАН
На главнуюПочтаIn English
ИПРАН РАН
Электронная библиотека
Словарь Глоссарий статистических терминов

Экспресс-цифра

->19.11.2019
Квалификационный уровень исследователей, работающих в академических организациях, является довольно высоким. Численность докторов наук...
->21.10.2019
Удельный вес численности персонала академических организаций составил в 2017 г. 17,3% от общей численности персонала...



Электронное издание Наука за рубежом

Яндекс.Метрика


Медиа-проекты Института проблем развития науки РАН
Science-TV Facebook Facebook

МОДЕРНИЗАЦИЯ, ИННОВАЦИИ И ИНВЕСТИЦИИ

Леван Элизбарович Миндели
ДИРЕКТОР ИНСТИТУТА ПРОБЛЕМ РАЗВИТИЯ НАУКИ РАН

Сергей Иннокентьевич Черных
ЗАВЕДУЮЩИЙ СЕКТОРОМ ИНСТИТУТА ПРОБЛЕМ РАЗВИТИЯ НАУКИ РАН

ПРОВЕДЕНИЕ МОДЕРНИЗАЦИИ - ВЕЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ

Ориентация страны на инновационный путь развития связана с радикальными преобразованиями в социальном устройстве, политической деятельности, общественной психологии и других сферах жизни общества, осуществляемыми в ходе системной модернизации. Под процессом модернизации общества и страны обычно понимают стратегию обновления, ликвидации отсталости, выхода на современный, сравнимый с передовыми странами уровень конкурентоспособности, устойчивые темпы социально-экономического развития, высокий уровень жизни, расширенное воспроизводство человеческого потенциала, бережное отношение к природе, защиту прав граждан, развитие демократии и правопорядка.

Модернизация в условиях глобализации предполагает органичное включение экономики страны в новейшие мировые инновационные процессы, интеграцию в мировую экономику, интенсивное использование широкого круга нововведений во всех сферах общественной жизни, которые невозможны без соответствующих инвестиций и тесного взаимодействия государства и бизнеса. Исходя из этого представляется не совсем корректным получивший в последнее время распространение термин “консервативная модернизация”, связанный, возможно, со стремлением избежать в социально-экономическом развитии страны резких революционных изменений, каких немало было в нашей истории и которые все сопровождались так называемыми перегибами на местах (электрификация, коллективизация, индустриализация и т.п.). Вместе с тем “консервативная модернизация” означает, на наш взгляд, лишь, образно говоря, косметический ремонт без капитальной реконструкции. А такая реконструкция уже давно назрела.

Предъявляемый в настоящее время в российской экономике спрос на инновации является неприемлемо низким и характеризуется неоптимальной структурой - акцентом на закупки готового оборудования за рубежом при низкой динамике реализации и внедрения собственных новых разработок. Ни частный, ни государственный сектор не проявляют достаточной заинтересованности во внедрении инноваций, в использовании результатов, получаемых в отечественном секторе исследований и разработок. В создавшихся условиях капитализация российского интеллектуального потенциала в значительной мере происходит за пределами страны: предлагаемые сектором исследований и разработок знания часто востребованы за рубежом, тогда как показатели экспорта технологий остаются на весьма низком уровне.

Статистика подтверждает лучшие позиции России в области научных исследований, чем в их дальнейшей реализации в производстве в виде ноу-хау, промышленных образцов и товарных знаков (например, к 2010 году разрыв между импортом и экспортом технологий составил 22,4 млрд. рублей, к 2007 году он был 11,9 млрд. рублей). Таким образом, в сфере внешней торговли технологиями находит отражение застарелая, ставшая уже хронической болезнь российской экономики: непомерно длинный путь от научных исследований до прикладных разработок и тем более до их внедрения в производство. Показательно само по себе, что в статистике, отражающей процессы внедрения передовых производственных технологий, фигурируют сроки внедрения от трех, шести, девяти, десяти и более лет.

Для России опасной тенденцией стало хроническое обеднение ассортимента экспорта. Если в 2001 году на долю нефти и газа приходилось менее половины российского экспорта, то уже через 10 лет эта доля составила две трети, причем еще 15% приходится на экспорт других ископаемых ресурсов. Доля высокотехнологичной продукции составляет в то же самое время лишь 9%, и это в основном экспорт вооружений.

На пленарном заседании Мирового политического форума в Ярославле 8 сентября 2011 года Президент РФ ДА Медведев подчеркнул: “Одномерная, сырьевая основа нашего благополучия должна быть усложнена, должна быть трансформирована. Иначе мы слишком зависим от сырьевых трендов, это все прекрасно знают. Модернизация производства, внедрение новых технологий, создание инфраструктуры для инноваций, формирование новых бизнесов должны повысить и производительность труда, и культуру работников, и доходы компаний, и доходы всех россиян. Это в целом, наверное, общие слова. Но это наша стратегия, и я думаю, что она правильная”1.

Таким образом, осуществление системной модернизации требует решения целого ряда задач, включая повышение качества кадрового потенциала во всех отраслях народного хозяйства, реструктуризацию сети промышленных предприятий и научных организаций, наращивание исследовательского потенциала на ключевых направлениях, инвентаризацию созданных звеньев национальной инновационной системы, развитие инвестиционных инструментов и механизмов стимулирования науки и инноваций. Конкурентоспособная в мировом масштабе и динамично развивающаяся научная сфера является фундаментом инновационной экономики, одним из важнейших источников информации для инновационных решений во всех областях экономики. Важен не столько размер этой сферы, сколько ее качество и эффективность функционирования.

Стратегической задачей в части развития науки является возвращение России в число ведущих мировых научных держав, способность проводить прорывные фундаментальные и прикладные исследования по актуальным для мировой экономики и науки и приоритетным для России направлениям. Эффективный сектор генерации знаний должен обладать способностью гибко реагировать на новые мировые тенденции и потребности национальной экономики и общества, обеспечивать тесное взаимодействие между научно-исследовательской сферой и сектором высшего образования, а также эффективно осуществлять коммерциализацию новых технологических решений.

Существенным шагом на пути решения задач модернизации явилось принятие Федерального закона от 21 июля 2011 года №254-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О науке и государственной научно-технической политике” (по вопросам предоставления государственной поддержки инновационной деятельности и оценке ее эффективности). Это первый законодательный акт, в котором появятся определения таких понятий, как “коммерциализация научных и (или) научно-технических результатов”, “инновационный проект”, “инновационная инфраструктура” и “инновационная деятельность”. Последняя трактуется как “деятельность (включая научную, технологическую, организационную, финансовую и коммерческую), направленная на реализацию инновационных проектов, а также на создание инновационной инфраструктуры и обеспечение ее деятельности”.

Согласно Закону формами государственной поддержки инновационной деятельности признано предоставление льгот по уплате налогов, сборов, таможенных платежей, а также образовательных услуг, консультационной поддержки, содействия в формировании проектной документации, финансового обеспечения. В последнем случае имеются в виду субсидии, гранты, кредиты, займы, гарантии, взносы в уставный капитал. Кроме того, к формам господдержки относится реализация целевых программ, подпрограмм и проведение мероприятий в рамках государственных программ РФ, поддержка экспорта, обеспечение инфраструктуры. Законом определен порядок оценки эффективности расходования бюджетных средств, направляемых на господдержку инновационной деятельности. В частности, зафиксировано положение о том, что при оценке “учитывается высокорисковый характер инновационной деятельности, неопределенность рыночных и технологических перспектив инновационных проектов, которые могут повлечь в том числе потерю финансовых и иных ресурсов”.

В целом оценивая позитивно Закон №254-ФЗ, следует иметь в виду, что эффективность правового регулирования финансово-экономических аспектов инновационного развития во многом зависит от решения инфраструктурных проблем российской экономики.

ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ НАУКИ, ТЕХНОЛОГИЙ И ТЕХНИКИ. ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПЛАТФОРМЫ

Происходящая в глобальном масштабе технологическая революция в ресурсосбережении и альтернативной энергетике резко повышает неопределенность в развитии России, основу специализации которой на мировых рынках составляет экспорт традиционных энергоносителей. Развитие альтернативной энергетики, появление экономически эффективных технологий добычи углеводородов из нетрадиционных источников (сланцы, нефтеносные пески и т.д.) может привести к снижению спроса и цен на ключевые товары российского сырьевого экспорта, сокращению поступления в экономику финансовых ресурсов, необходимых для модернизации, снижению значимости России в мировой политике.

Кризис 2008-2009 годов обозначил важность этого вызова для России. Связано это в первую очередь с тем, что инвестиции в технологическое развитие, в “инновационный рывок” рассматриваются в качестве ключевой антикризисной меры не только развитыми странами (США, Япония, “старые” члены ЕС), но и растущими экономиками Китая, Индии, Бразилии. В рамках антикризисных пакетов развитых стран выделены десятки миллиардов долларов дополнительных инвестиций в развитие медицины, биотехнологий, альтернативной и возобновляемой энергетики, атомной отрасли, информационных технологий.

На долю семи высокоразвитых стран приходятся 80-90% всей наукоемкой продукции и весь ее экспорт, ориентированный на макротехнологии. В глобальном масштабе насчитывается 50 макротехнологий, под которыми понимается совокупность всех технологических процессов (исследования и разработки, подготовка производства, сервисная поддержка проектов) по созданию определенного рода продукции с заданными параметрами, из которых 22 макротехнологии контролируют США, 8-0 - Германия, 7 - Япония и по 3-5 - Великобритания и Франция.

Исходя из наличия в России огромных мощностей в области машиностроения и металлообработки (включая предприятия ВПК), сырьевой базы и высококвалифицированных кадров (особенно в сфере науки и образования), а также учитывая геополитические интересы России, можно сформулировать ряд национальных приоритетов России в области макротехнологий. Россия на период до 2025 года могла бы поставить задачу приоритетного развития по 12-16 макротехнологиям. Причем до 2015 года основными макротехнологиями могли бы быть 6-7 из них, по которым наш суммарный уровень знаний сегодня приближается к мировому, если не превосходит его (авиация, космос, ядерная энергетика, судостроение, спецметаллургия и энергетическое машиностроение). Если указанные макротехнологии удастся сделать конкурентными, то Россия на рынке наукоемкой продукции способна подняться с 0,3% до 10-12% занимаемой на нем доли, что только за счет экспорта дало бы до 140-180 млрд. долларов в год. Ключевыми факторами успеха здесь будут конкурентные качество, цена, соответствующее сервисное обеспечение продукта и услуг. Реализация такого рода политики обеспечит социальный спрос на науку и образование.

Вместе с тем необходимо, на наш взгляд, избавиться от стремления к глобальному лидерству во всех направлениях. Придерживаясь принципов разумного международного сотрудничества и разделения труда, Россия должна выбрать свои ниши на рынке. А для этого необходимо модернизировать методы разработки, обоснования и реализации стратегических направлений инновационной и промышленной политики на основе новых достижений фундаментальной и прикладной науки, повышения качества образования, совершенствования федеральной контрактной системы и государственных заказов на подготовку высококвалифицированных специалистов и рабочих кадров, создания стимулирующих механизмов и условий для интеграции науки, образования и общественного производства. Необходимо также создание условий, способствующих воспитанию новых поколений в традициях престижа труда ученого, педагога, преобразователя и новатора. Без создания оптимальной системы коммерциализации технологий, четко организованных маркетинговых схем, а также без реформирования финансовых механизмов дальнейшее научно-технологическое отставание от мировых лидеров будет продолжать увеличиваться, что, в свою очередь, негативно скажется и на перспективах успешного проведения системной модернизации. В свою очередь, данные мероприятия неосуществимы без значительной поддержки со стороны государства.

В целях концентрации усилий государства, научного и предпринимательского сообщества на решении важнейших задач модернизации и технологического развития экономики Правительством РФ проводится работа по корректировке приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в Российской Федерации (далее - приоритетные направления) и перечня критических технологий Российской Федерации (далее - перечень критических технологий). Постановлением Правительства РФ от 22 апреля 2009 года №340 утверждены Правила формирования, корректировки и реализации приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в Российской Федерации и перечня критических технологий Российской Федерации.

Основной целью формирования, корректировки и реализации приоритетных направлений и перечня критических технологий является уточнение ориентиров развития отечественного научно-технического комплекса и национальной инновационной системы, исходя из интересов национальной безопасности России и тенденций мирового научного, технологического и инновационного развития, среднесрочных задач социально-экономического развития страны с учетом необходимости формирования и развития НИС, разработки и реализации важнейших государственных программ и проектов.

Приоритетные направления и перечень критических технологий взаимосвязаны с приоритетами модернизации национальной экономики, определенными Президентом Российской Федерации, Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, долгосрочным прогнозом технологического развития Российской Федерации до 2025 года, а также Основными направлениями деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года.

В 2009 году было сформировано 8 приоритетных направлений и 27 критических технологий, которые являются наиболее перспективными с позиций технологического и инновационного развития, а также определяющими ориентирами совершенствования отечественного научно-технического комплекса с учетом среднесрочных социально-экономических задач развития страны.

Сформированные приоритеты выглядят следующим образом.

  1. Индустрия наносистем.
  2. Информационно-телекоммуникационные системы.
  3. Науки о жизни (живые системы).
  4. Рациональное природопользование.
  5. Транспортные и космические системы.
  6. Энергоэффективность, энергосбережение, ядерная энергетика.
  7. Перспективные виды вооружений, военной и специальной техники.
  8. Безопасность и противодействие терроризму.

Основным источником финансирования исследований и разработок (ИР) по приоритетным направлениям являются средства федерального бюджета (62,4%). Причем по направлению “Живые системы” они составляют более 80%. Лишь исследования в области энергетики на 52% осуществляются за счет внебюджетных средств. Средства бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов обеспечивают всего 1% затрат на ИР по приоритетным направлениям, в том числе 4% - в области рационального природопользования и 3% - живых систем.

Таким образом, бюджетные средства федерального уровня - основной источник практической реализации формируемых приоритетов. Необходимость совершенствования системы государственного обеспечения приоритетных направлений исследований и разработки критических технологий диктуется тем, что, с одной стороны, именно в эти области поступает значительная доля государственных ассигнований на поддержку науки и инноваций, а с другой - от результативности их расходования во многом зависит будущий технологический облик и в конечном счете конкурентоспособность национальной экономики.

Как показывает мировой опыт, выработка приоритетных направлений развития науки и инноваций должна происходить с непосредственным участием научного сообщества и с учетом выявленных государством потребностей общества. При дальнейшей корректировке приоритетных направлений развития науки и техники, по нашему мнению, необходимо также учитывать следующее. России необходим прорыв на международный рынок наукоемкой продукции, что одновременно защитит ее внутренний рынок и даст новый импульс к развитию научного, интеллектуального и производственного потенциала. Это по силам только государству, так как ни одна, даже очень крупная компания не в состоянии самостоятельно выйти на внешний рынок наукоемкой продукции и закрепиться на нем, потому что нужно постоянно обновлять продукцию и нести значительные затраты на сети сервисного обслуживания.

Вместе с тем сложность реализации государственной инновационной политики в России состоит в том, что, с одной стороны, разные аспекты инновационной системы распределены между разными ведомствами, организациями и институтами развития, с другой стороны, практика СССР, США и других стран показывает, что невозможно создать одно “суперведомство”, которое решало бы все вопросы инновационной политики, что нет ни одного примера успешно работающего “министерства инноваций”. Инновационная политика требует эффективной межведомственной координации и контроля. Необходимо, чтобы каждое специализированное министерство и организация профессионально решало свои задачи, например Министерство образования и науки - по обеспечению качества университетского образования, Министерство экономического развития - по эффективному внедрению новых технологий в экономику, Российская академия наук - по проведению фундаментальных и прикладных научных исследований по важнейшим проблемам естественных, технических и гуманитарных наук и т.д., но важно при этом, чтобы разные субъекты инновационной политики успешно координировали свою работу друг с другом.

Кроме того, требуется определенная критическая масса ресурсов, в первую очередь финансовых. По расчетам Минэкономразвития России для обеспечения задач модернизации в России необходим рост инвестиций до 35-40% ВВП (35% - средняя норма развивающихся стран, а 40% -норма инвестиций в СССР). Для сравнения: в Китае в настоящее время норма инвестиций составляет 45%, в Казахстане - 30%, в России - 20%. По самым скромным оценкам для проведения модернизации в нашей стране необходимы дополнительные инвестиции в размере 70 млрд. долларов в год.

Опыт развитых стран показывает, что государство Даже при сравнительно небольшой своей доле в финансировании инноваций может успешно осуществлять общую координацию научно-исследовательских работ и реализацию широкомасштабных программ развития исследований и разработок путем поощрения частных компаний. Однако российский бизнес все еще занимает выжидательную позицию по отношению к инвестициям в науку и инновации. Именно по этому поводу Президент РФ ДА Медведев сказал, что “задача государства - сделать так, чтобы бизнес чувствовал, что его инновационные затраты необходимы государству, что государство правильно их воспринимает и соответствующим образом стимулирует”2.

Одним из перспективных инструментов формирования условий для научно-технологических прорывов, опережающего инновационного развития по отдельным перспективным направлениям является совместное формирование государством и бизнесом технологических платформ, получивших уже широкое распространение в европейских странах и сейчас внедряемых в российскую практику.

Технологическая платформа, по определению Минэкономразвития России, - это коммуникационный инструмент, направленный на активизацию усилий в области создания перспективных коммерческих технологий, новой продукции и услуг, на привлечение дополнительных инвестиций для проведения исследований и разработок. В рамках технологических платформ должны взаимодействовать все заинтересованные стороны: бизнес, наука, государство, гражданское общество. Причем предполагается, что на базе данных институтов будет совершенствоваться и формироваться нормативная база, определяющая модернизацию экономики. К середине 2011 года в Минэкономразвития России поступило 183 заявки на организацию технологических платформ, из которых Министерство выбрало пока 21. Важно подчеркнуть, что технологические платформы в европейском понимании являются добровольными самоорганизующимися структурами с полным отсутствием бюрократии в их деятельности. Они напрямую не финансируются Европейской комиссией или национальными правительствами, поэтому мотивацией для участия в них служат очевидные выгоды от структурирования и координации усилий государства, науки и бизнеса, а также непосредственной связи исследований с мерами по регулированию и внедрению новых технологий.

Формирование технологических платформ можно рассматривать в качестве одного из возможных механизмов реализации национальных приоритетов научно-технологического развития и стратегических наукоемких инициатив. При этом одни платформы позволят уточнить приоритеты в рамках существующих инструментов государственной поддержки инноваций; на основе других сформируются новые научно-производственные кооперации, что позволит уточнить состав и механизмы реализации бюджетных целевых программ, реализуемых на условиях государственно-частного партнерства.

Можно выделить в качестве примера следующие национальные приоритеты, в рамках которых возможно продолжение формирования технологических платформ в России:

  1. в рамках национального приоритета, связанного с достижением технологического лидерства в области атомной энергетики, могут быть сформированы технологические платформы, нацеленные на решение следующих задач:
    а) создание линейки атомных реакторов четвертого поколения для внутреннего рынка и на экспорт;
    б) создание системы обслуживания ядерного топливного цикла на новых технологических условиях;
    в) развитие технологий альтернативной (водородной) энергетики, в том числе использующих для накачки элементов энергию АЭС;
  2. в рамках национального приоритета, связанного с обеспечением эффективного функционирования и развития нефтегазового комплекса, могут быть сформированы технологические платформы, направленные на решение следующих задач:
    а) создание технологий доразведки, добычи и транспортировки (включая создание танкеров СПГ ледового класса) углеводородов из новых районов добычи (Крайний Север, арктический шельф), удовлетворяющих экономическим и экологическим требованиям;
    б) повышение собственной энергоэффективности нефтяной и газовой отраслей;
    в) обеспечение полноты извлечения энергоресурсов, создание технологий реабилитации месторождений с ранее не полностью извлеченными запасами;
    г) разработка технологий добычи нетрадиционных видов углеводородов, включая шахтный метан;
    д) развитие технологий попутной добычи гелия на газовых месторождениях;
    е) развитие отечественной переработки нефти и газа;
  3. в рамках национального приоритета, связанного с обеспечением энер-го- и ресурсосбережения, энергоэффективного потребления, могут быть сформированы технологические платформы, направленные на решение следующих задач:
    а) обеспечение конкурентоспособности российских производителей энергетического оборудования и технологий на внутреннем и определенных сегментах мирового рынка;
    б) повышение КПД и экологических характеристик тепловых электростанций;
    в) повышение энергоэффективности промышленного и бытового потребления электроэнергии на базе комплексной информатизации;
    г) создание высоковольтных энергомостов “восток - запад” и современной высоконадежной системы управления межрегиональными потоками электроэнергии с учетом складывающейся институциональной и территориальной структуры российской энергетики.

ИНВЕСТИЦИИ НА ИННОВАЦИИ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

Для инновационного развития роль инвестиционной составляющей имеет особое значение, поскольку осложняется проблемой высоких рисков вложений. Возврат инвестированных средств может быть обеспечен лишь при условии успешной коммерциализации инновационных разработок. При этом очевидно, что производство инновационной продукции требует еще на стадии предпроектной подготовки значительных затрат, к которым относятся фундаментальные и прикладные научные исследования. В связи с этим, в целях поддержки частной инновационной инициативы, государство должно способствовать сглаживанию подобных негативных моментов, используя прямые и косвенные методы поддержки.

Более того, многие направления развития инноваций, которые характеризуют уровень инновационности экономики страны, не могут и не должны получать коммерческую* реализацию. Это касается большинства направлений фундаментальных научных исследований, подготовки научных кадров и специалистов в области новейших технологий, образовательной системы страны в целом. Развитие этих сфер должно обеспечиваться государством.

Результаты обследования, проведенного по инициативе Комитета Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям, свидетельствуют о том, что основным источником финансирования инновационной деятельности российских промышленных предприятий являются их собственные средства. При недостатке финансовых ресурсов для реализации инновационных проектов опрошенные предприятия в большинстве своем не прибегали к кредитным ресурсам банков, в том числе к помощи специализированной государственной корпорации банковского профиля - Банка развития и внешнеэкономической деятельности. Они почти не использовали финансовую аренду (лизинг) в процессе реализации инновационных проектов. Основная причина этого - недоступность кредитных и подобных ресурсов по причине высоких процентных ставок. Для реализации инновационных проектов предприятия не получали также средства из государственных венчурных фондов. Кроме того, большинство из них не использовало налоговые льготы, предусмотренные Налоговым кодексом РФ для стимулирования инновационной деятельности. Также не использовалось право применять налоговый кредит для отсрочки платежей, связанных с реализацией долгосрочных инновационных проектов3. Кроме того, как справедливо отмечают специалисты Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики, “российские предприятия инвестируют не в создание или улучшение нового, а в обновление ветхого и устаревшего. Ни объемы, ни структура инвестиций не приближают экономику к инновационной модели”4. Такое положение надо решительно исправлять.

Выступая на экономическом форуме в Давосе в январе 2011 года, Президент РФ ДА. Медведев среди основных инструментов осуществления модернизации выделил и те, которые имеют прямое отношение к инвестициям на инновации. Это, во-первых, создание специального суверенного фонда, который разделит риски с иностранными инвесторами путем совместных инвестиций в проекты модернизации отечественной экономики; во-вторых, создание крупных финансовых рынков с едиными правилами регулирования, чтобы сделать их привлекательными для инвесторов; в-третьих, формирование новых возможностей для инновационного предпринимательства и венчурного бизнеса, венчурных инвестиций; в-четвертых, льготное налогообложение при осуществлении финансово-кредитным сектором долгосрочных инвестиций в инновации5.

В мировой практике для оценки позиций страны в мировой экономике все шире используется комплексный финансовый показатель - затраты в инвестициях на инновации. Он отражает способность страны к инвестиционно-инновационной деятельности, в основе оценки которой лежит множество финансово-экономических показателей (расходы на исследования и разработки, количество полученных патентов, развитость сферы образования в стране и т.д.). Одним из основных показателей в этом ряду является объем внутренних затрат на исследования и разработки, включая текущие и капитальные затраты.

Из таблицы 1 видно, что абсолютная величина внутренних затрат на исследования и разработки в России в 15 раз ниже, чем в США, в 5,7 раза - чем в Японии, в 3 раза - чем в Германии. Внутренние затраты на исследования и разработки в расчете на одного исследователя в России в 5-7 раз меньше, чем в развитых странах.

ТАБЛИЦА 1
Внутренние затраты на исследования и разработки в России и зарубежных странах

СТРАНА ВСЕГО, МЛН. ДОЛЛАРОВ В % К ВВП
Россия 26332,5 1,24
Великобритания 38707,5 1,77
Германия 76796,9 2,64
Израиль 9921,0 4,86
Китай 121426,5 1,54
Корея 45293,6 3,37
США 398194,0 2,77
Франция 42892,8 2,02
Швеция 12781,2 3,75
Япония 149212,9 3,42

Данные по России представлены в оценке ИПРАН РАН за 2009 год, по зарубежным странам - за последний год, по которому имеются данные.

Минэкономразвития России планирует к 2020 году увеличение внутренних затрат на исследования и разработки до 2,5-3% ВВП, из них больше половины - за счет частного сектора. По данным экономического ведомства, прямые расходы на инновационное развитие в 2011 году в нашей стране должны составить 480,5 млрд. рублей, в том числе на развитие фундаментальной и прикладной науки - 144,0 млрд. рублей, на развитие высокотехнологичных отраслей - 282,8 млрд. рублей, на развитие информационного общества - 53,7 млрд. рублей. В 2012 году объем расходов вырастет до 519,8 млрд. рублей (135,8; 327,3 и 56,7 млрд. рублей соответственно), в 2013 году - до 577,2 млрд. рублей (123,0; 399,2 и 55,0 млрд. рублей соответственно). В целом по проведенным Министерством расчетам на инновационное развитие требуется примерно 15,6 трлн. рублей на период с 2011 по 2020 год. При этом, согласно принятой Стратегии инновационного развития России до 2020 года, доля отечественных предприятий, осуществляющих технологические инновации, должна повыситься с 9,1-9,2% до 40-45%.

Достичь данных показателей, на наш взгляд, возможно лишь при взаимосвязанном применении мер прямого государственного регулирования, прежде всего в форме бюджетных субсидий, и системы финансово-экономических стимулов, создающей благоприятные условия для частных инвестиций в инновационное развитие.

Одним из таких стимулов являются государственные гарантии. Стимулируя посредством их развитие инноваций в предпринимательском секторе, государство решает макроэкономическую задачу ускорения научно-технического развития. На федеральном и региональном уровнях в целях развития и поддержки инновационной деятельности должны осуществляться меры государственного протекционизма по отношению к разработке, производству и использованию наукоемкой высокотехнологичной продукции. В частности, органы власти могут обеспечивать создание залоговых фондов для стимулирования инвестиций, долевое участие государственного капитала в создании инновационной инфраструктуры и реализации инновационных проектов в рамках государственно-частного партнерства. Участие государства само по себе уже служит определенной гарантией успеха осуществляемых проектов. В этом плане, как нам представляется, необходимо усиливать соответствующую работу Государственной корпорации “Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)”, одной из функций которой является осуществление финансирования инвестиционных проектов, направленных на развитие инфраструктуры и реализацию инноваций, в том числе в форме предоставления кредитов или участия в капитале коммерческих организаций.

Начиная с 2010 года деятельность гарантийных фондов впервые направлена на поддержку малых инновационных компаний - не менее 20% от общего объема выдаваемых кредитов под поручительства гарантийного фонда будут выданы субъектам малого и среднего предпринимательства, деятельность которых заключается в практическом применении (внедрении) результатов интеллектуальной деятельности (программ для электронных вычислительных машин, баз данных, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, топологий интегральных микросхем, секретов производства (ноу-хау).

Развитие механизма государственных гарантий под реализацию инвестиционных проектов Министр экономического развития РФ Э.С. Набиуллина назвала в качестве одной из важнейших мер по стимулированию инвестиций именно в высокотехнологичные сектора экономики. Предусматривается выделять до 100 млрд. рублей ежегодно на механизм таких госгарантий, и правительство завершает согласование порядка их предоставления. При этом важным элементом в данном механизме названа поддержка проектов малых инновационных компаний при вузах и в целом поддержка малого инновационного бизнеса6.

Другим возможным способом гарантирования охраны интересов инвесторов является страхование, позволяющее уменьшить возможные финансовые потери. Например, в системе лизинга страховая компания выступает в качестве косвенного участника лизинговой сделки (наряду с банками, брокерами и посредниками). В отношении охраны интересов лизингодателя страхование, с одной стороны, обеспечивает непрерывность воспроизводства в области лизинговой деятельности, а с другой стороны, компенсирует потери и повышает платежеспособность всех участников лизинговой сделки. Страхование позволяет защитить имущественные интересы лизингодателя и лизингополучателя в случае гибели, утраты, повреждения объекта лизинга на любой из стадий осуществления лизинговой операции - с момента поставки предмета лизинга продавцом (поставщиком) до момента окончания срока действия договора лизинга.

В развитых странах страхование инвестиционных рисков имеет достаточно широкое распространение в части получения предусмотренного дохода. С увеличением роста рисков сумма ставок страхования растет и страховщику выгодно страховать события при незначительном проценте оплаты инвестиционных рисков в исследованиях и разработках. При реализации инвестиционного страхования страховым компаниям приходится встречаться в различных инновационных проектах с неодинаковыми наборами рисков, поэтому при подготовке к страхованию необходимо тщательное исследование конкретной системы рисков с четкой их документальной фиксацией.

В России страхование инвестиционных рисков довольно дорогое: от 10 до 15% от общей стоимости инвестируемых средств. Проблематичным является и выбор страховой компании, поскольку в России существует много нестабильных страховых компаний, из которых только несколько имеют лицензию, дающую им право на страхование таких рисков. Существенное распространение получила также практика обязательного страхования в страховых “дочках” при банках, лизинговых компаниях и тд., что сводит практически на нет полезный эффект этого гарантийного института.

В России страхование инвестиционных рисков, в отличие от развитых стран, находится в целом в зачаточном состоянии. По данным Федеральной службы страхового надзора, в 2010 году в общем объеме страховых премий и выплат по всем видам страхования (1809,7 млрд. рублей) доля страхования финансовых и предпринимательских рисков составляла меньше 1%. Недостаточное развитие страхования финансовых рисков во многом связано с соответствующими пробелами в законодательстве. Хотя согласно статье 32.9 Закона РФ от 27 ноября 1992 года №4015-1 “Об организации страхового дела в Российской Федерации” страхование финансовых рисков относится к 23 видам страхования, на осуществление которых требуется лицензия, до сих пор его содержание с правовой точки зрения не определено.

Еще одним важным финансово-экономическим фактором улучшения инвестиционного климата в стране, находящимся в страховом поле, является снижение обязательных страховых взносов в фонды социального, медицинского и пенсионного страхования, прежде всего для малых и средних предприятий (инжиниринговых компаний). Об этом говорилось на заседании президентской Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики, состоявшемся 30 марта 2011 года в Магнитогорске. Пока такие налоговые льготы распространяются на резидентов особых экономических зон и компании -резиденты технопарков. Учитывая безусловную актуальность решения данного вопроса (действующая ставка взносов на уровне 34% просто непосильна для многих предпринимателей), необходимо, по нашему мнению, в первую очередь четко определить, что собою представляют инжиниринговые компании, в чем заключается их отличие, например, от так называемых фирм-газелей.

В нормах российского законодательства предусмотрен и такой вид налоговой преференции, как инвестиционный налоговый кредит. В отличие от распространенного в зарубежной практике понимания налогового кредита как вычета из налога, подлежащего уплате в бюджет, инвестиционный налоговый кредит, установленный первой частью Налогового кодекса РФ, предполагает, что организации предоставляется возможность в течение определенного срока и в определенных пределах уменьшать свои платежи по налогу с последующей поэтапной уплатой суммы кредита и начисленных процентов. Согласно пункту 1 статьи 67 НК РФ налоговый кредит может предоставляться при наличии одного из четырех оснований: 1) проведения организацией ИР или технического перевооружения собственного производства; 2) при осуществлении организацией внедренческой или инновационной деятельности; 3) при выполнении организацией особо важного заказа по социально-экономическому развитию региона; 4) государственного оборонного заказа.

Применение данной нормы российского законодательства показывает еще недостаточную эффективность. Так, инвестиционный налоговый кредит по местным и региональным налогам предоставляется преимущественно по третьему основанию -выполнение “особо важного заказа”, строго говоря, не имеющего отношения к инновационной, а зачастую даже и к инвестиционной деятельности. По нашему мнению, статьи НК РФ, определяющие порядок предоставления налогового кредита, в том числе и инвестиционного налогового кредита, в значительной мере устарели и требуют существенной корректировки хотя бы просто с точки зрения приведения их положений в соответствие с принятыми в последние годы главами второй части Налогового кодекса.

Наша страна обладает ресурсами, способными не только смягчать последствия финансово-экономических кризисов и адаптироваться к новой глобальной ситуации, но и обеспечить положительную динамику своего инновационного развития. Однако для этого требуется правильный маневр этими ресурсами - как материальными, так и финансовыми, в рамках разумной государственной политики, включающей в себя и инвестиционные компоненты.

Денежные средства - двигатель любой созидательной деятельности, в том числе инновационной. Они же выступают главным ограничителем, действие которого в разное время проявляется то сильнее, то слабее. Успешность инвестиционной политики зависит как от объемов выделяемых государством средств, так и от выбора механизмов, стимулирующих инвестиционную деятельность предпринимательских структур. Соответственно, в инвестиционной политике можно выделить количественную и качественную стороны. Количественная сторона определяет “сколько”, качественная - “каким образом”. Количественную сторону характеризуют прежде всего масштабы поступления и расходования денежных средств. Качественная же сторона инвестиционной политики в отношении инноваций должна характеризоваться использованием современных подходов к финансированию, страхованию, налогообложению, учитывающих и общий недостаток средств, и непростые финансово-экономические условия для инновационной деятельности промышленных предприятий, внедренческих фирм и научно-исследовательских организаций.

1 http://news.kremlin.ru/news/12612.

2 http://www.viperson.ru.

3 Черешнев В.А. Институциональная среда модернизации и инновационных преобразований // Новая экономика. Инновационный портрет России. М.: Центр стратегического партнерства, 2010. С. 42.

4 Экономическая наука современной России. 2011. №2 (53). С. 63-64.

5 GZT.RU. 2011.27янв.

6 Государственная Дума. Стенограмма заседаний // Бюллетень №184 (1157). 6 октября 2010 года. М.: Издание Государственной Думы, 2010. С. 37-38.

Статья опубликована в информационно-аналитическом издании "Новая экономика. Инновационный портрет России". М., 2011.

Copyright © 2010–2019 ИПРАН РАН.
Все права защищены.

| Об институте | Деятельность | Международное сотрудничество | Публикации | Избранные статьи | Контактная информация |